August 31st, 2016

Ильф и Петров. Двенадцать стульев. Золотой телёнок.

Ильф И., Петров Е. Двенадцать стульев - классический вариант и современная компиляция.
Ильф И., Петров Е. Золотой телёнок -
классический вариант и современная компиляция.

В процессе работы над данным текстом внезапно узнал, что на данную тему аж два поста выпустил ранее разразившийся серией постов про Булгакова Галковский. Но это только подогрело меня в желании написать обещанный пост.

Собственно, началось всё с того, что мы с моим другом обменивались в нашей переписке нарисованными комиксами на разные темы. В одном из них он вдохновлялся темой просмотренного им фильма-экранизации «Двенадцати стульев» (сам он, надо сказать, похож внешне на Остапа Бендера в исполнении Арчила Гомиашвили). В общем, как-то вот так получилось, что вскоре я купил и прочитал «Двенадцать стульев», а затем и «Золотого телёнка». И мне они весьма понравились, оказав своё, определённое влияние на меня. Естественно, что запали, как и многим другим, знаменитые крылатые фразы и выражения, которые ушли в народ практически сразу. Перечислять их не имеет смысла – думаю, что большинство моей читательской аудитории могут назвать сходу хотя бы 5 – 6.
413px-Valentin_Kataev_(1916).jpg
Если говорить про авторов, то непременно надо отметить, что это были два разных человека. Ну, хотя бы в плане национального происхождения – один был еврей, другой – русский (это авторы и сами подчёркивали и не стеснялись говорить). В социальном плане Петров был повыше Ильфа – он был сыном учителя истории из поповичей и потомственной дворянки, дочери генерала, тогда как отец Ильи Файнзильберга был простым банковским служащим, за пару лет до рождения сына переехавший из местечка в Киевской губернии. Кстати, настоящая фамилия Петрова – Катаев, которая мало что говорит современной молодёжи, тогда как люди старшего поколения конечно же знают не только «Цветик-семицветик» или «Сын полка», но и знаменитую книгу «Белеет парус одинокий». Валентин Катаев, автор этих произведений, был старшим братом Евгения Петрова (Евгения Петровича Катаева), а также литературным наставником тандема и автором идеи романа «Двенадцать стульев». Не могу не заметить того факта, что Катаев был белым офицером, чудом избежавшим попадания в лапы ВЧК. Среди близких друзей Ильфа и петрова был ещё один человек с белогвардейским прошлым – Михаил Афанасьевич Булгаков, которого некоторые досужие измышлители считают якобы «настоящим» автором дилогии Ильфа и Петрова.

Главным героем этой дилогии является обаятельный жулик Остап Ибрагимович Бендер (Остап-Сулейман-Берта-Мария Бендер-бей Задунайский), которому в 1927 году – 27 лет (т.е.. его год рождения – ориентировочно 1900-й или же 1899-й), однако в «Золотом телёнке» (1930 год) он говорит, что ему 33 года (т.е. год рождения тогда, примерно, 1896 – 1897-й). Судя по всему, он – уроженец Одессы, из еврейской купеческой семьи. На это наводят его слова про «турецкоподданного» папу героя – известно, что многие еврейские купцы принимали турецкое подданство, чтобы у их детей не было имевшихся дискриминационных ограничений, связанных с иудейским вероисповеданием, а также для того, чтобы избежать призыва на военную службу. Вполне вероятно, что как раз из такой семьи и происходил Бендер. Он закончил известную частную одесскую гимназию Илиади, т.о. имел вполне неплохое гуманитарное образование, довольно хорошего уровня. Однако судьба распорядилась так, что он стал жуликом. Известно, что зимой 1919 года, когда страна была охвачена Гражданской войной (упоминаются имена Махно и Тютюнника), он находился в Миргороде и, по всей вероятности, занимался контрабандой. В 1922 году сидел в Таганской тюрьме. Примерно в августе-сентябре 1926 года был арестован за мошенничество на территории Украинской ССР (до этого он, вероятно, успел пожить в Москве, общежитии «имени монаха Бертольда Шварца»), осуждён осенью того же года на 6 месяцев заключения и в апреле 1927 года вышел на свободу. Такого героя избирают авторы и вводят в своё плутовской роман. Его прототипом называют одного из одесских знакомых Валентина Катаева – Остапа (Осипа) Беньяминовича Шора, который работал в Одесской ЧК и пережил массу разных приключений. (Его брат, Анатолий Фиолетов, поэт и сотрудник Одесского УГРО, был застрелен бандитами в ноябре 1918 года). В 2011 году ему даже открыли памятник на родине, в городе Никополь (Новороссия; ныне это Днепропетровская область т.н. «Украины»).

Что можно отметить в этих романах? Конечно же, много сатиры на советский быт 1920-х. Первое десятилетие советской власти, когда вовсю шла политика НЭПа (но уже на горизонте виднелось то, что скоро с ним закончат). Были те, кто считал, что советская власть должна скоро пасть и считали своё положение временным. Подобные случаи в дилогии показаны очень хорошо и колоритно. Но что очень бросается в глаза – это то, что ту и там встречаются следы былой цивилизации, разрушенной за 10 лет до событий в романе. Они лезут буквально отовсюду – как предметы, свидетельствующие о том, что в здании, которое занимает в Черноморске учреждение «Геркулес», до революции была гостиница.  В булгаковской «Дьяволиаде», написанной в 1924 году, делопроизводитель Коротков испытывает ужас, видя, как на дверях рядом с названиями новых организаций появляются таблички из дореволюционной жизни: «Отдельные кабинеты», «Дортуаръ пепиньерокъ». В «Золотом телёнке» с аналогичной проблемой сталкиваются руководители и завхозы «Геркулеса», не знающие, как изгнать из учреждения «гостиничный дух» и ликвидировать периодически возникающие старые надписи. Там же регулярно проводятся чистки – изгоняются люди с «неправильным» происхождением, не рабоче-крестьянским. Монархист Хворобьёв. Работающий в советском учреждении, страстно желает видеть сны из прошлого, но его мучительно преследуют сны из новой, советской реальности. Наконец, один из главных героев первой книги – Ипполит «Киса» Воробьянинов, бывший уездный предводитель дворянства, работающий теперь в советском учреждении, мечтает вернуть былое, найти стулья, принадлежавшие его тёще, но терпит крах.

Когда-то здесь была высокоразвитая цивилизация. Но она была разрушена и теперь на её обломках пытаются построить новый мир, который бы максимально рвал с «проклятым прошлым». Но это не получается. Смелые эксперименты, направленные против «пережитков прошлого», имели место практически во всех сферах жизни. Новая власть не хотела иметь ничего общего с былым, порвать полностью с прежней Россией. Особыми же результатами похвастаться она не могла. Поэтому и вызывало у ряда людей мысли о том, что «всё временно» и что надо только подождать, советская власть рухнет, «Запад нам поможет» и вернётся прежняя жизнь. Сколотивший себе состояние в годы гражданской войны и приумноживший его в годы НЭПа Корейко тоже надеется, что власть сменится, и он, со своими миллионами, станет важным лицом, сможет зажить счастливо. Но его время уже прошло. Как прошло и время Бендера, который в конце «Золотого телёнка» терпит сокрушительное фиаско (в конце же «Двенадцати стульев» он вообще лишался жизни, но потом оживает – уж не проходила ли там поблизости леди Мелисандра?) Советская власть меняется и авторы показывают, что она стоит и не сменится (во всяком случае, не сейчас). В любом случае, нормального человека просто жуть берёт от того, как опутали всё и вся все эти многочисленные «абырвалги» – повесть Булгакова «Собачье сердце», также повествующая о сломе старого быта и вытеснении его новым, в этом плане перекликается с дилогией Ильфа и Петрова. В любом случае, данные книги – весьма интересное свидетельство эпохи, такая энциклопедия жизни Советской России в 20-е годы.

Я считаю, что данная дилогия стоит того, чтобы её прочитать. Тем более, что это весьма интересное чтение. Для общего развития, я думаю, не повредит никому. Тем более что это уже стало давно классикой советской литературы.

Также я бы рекомендовал к прочтению интересную книгу путевых заметок Ильфа и Петрова об их поездке по Америке – «Одноэтажная Америка». (Кстати не могу не отметить, что в дилогии герои постоянно передвигаются и путешествуют).

Collapse )