zeleninsergey (zeleninsergey) wrote,
zeleninsergey
zeleninsergey

Category:

Граф Келлер

444px-Keller_fed_art
24 октября 1857 года в Курске появился на свет граф Келлер Фёдор Артурович. В 1877 году он, без ведома родных, сбежал на русско-турецкую войну, записавшись вольноопределяющимся в 1-й лейб-драгунский Московский Его Величества полк. За выдающуюся храбрость в боях был награжден двумя солдатскими Георгиевскими крестами. Это была первая его война.
Дальше была карьера кавалерийского офицера. Известно, что он
командовал Крымским дивизионом, формировавшимся из призывников-мусульман Таврической губернии и нёсшим почётную охранную службу в Ливадии во время Высочайших приездов в Крым.
В 1905 году, временно исполняя обязанности Калишского генерал-губернатора во время усмирения Польши, был ранен и контужен взрывом брошенной в него террористами бомбы, лишь благодаря своей ловкости избежав смерти.

Андрей Шкуро, один из белых военачальников, в будущем ставший изменником и за это заслуженно повешенный в 1947 году, вспоминал о Келлере:

"Его внешность: высокая, стройная, хорошо подобранная фигура старого кавалериста, два Георгиевских креста на изящно сшитом кителе, доброе выражение на красивом, энергичном лице с выразительными, проникающими в самую душу глазами. За время нашей службы при 3-ем конном корпусе я хорошо изучил графа и полюбил его всей душой, равно как и мои подчинённые, положительно не чаявшие в нем души.

Граф Келлер был чрезвычайно заботлив о подчинённых; особое внимание он обращал на то, чтобы люди были всегда хорошо накормлены, а также на постановку дела ухода за ранеными, которое, несмотря на трудные условия войны, было поставлено образцово. Встречая раненых, выносимых из боя, каждого расспрашивал, успокаивал и умел обласкать. С маленькими людьми был ровен в обращении и в высшей степени вежлив и деликатен; со старшими начальниками несколько суховат.

Неутомимый кавалерист, делавший по сто вёрст в сутки, слезая с седла лишь для того, чтобы переменить измученного коня, он был примером для всех. В трудные моменты лично водил полки в атаку и был дважды ранен. Когда он появлялся перед полками в своей волчьей папахе и в чекмене Оренбургского казачьего войска, щеголяя молодцеватой посадкой, чувствовалось, как трепетали сердца обожавших его людей, готовых по первому его слову, по одному мановению руки броситься куда угодно и совершить чудеса храбрости и самопожертвования"

Келлер был известен как "первая шашка России" - и не зря, это был опытный кавалерист и настоящий воин.
Первую мировую он начал командиром 10-й кавалерийской дивизии в чине генерал-лейтенанта, а закончил командуя 3-м конным корупсом в чине генерала от кавалерии.
После отречения Николая II Келлер, убеждённый монархист, от имени корпуса послал императору телеграмму: «Третий конный корпус не верит, что Ты, Государь, добровольно отрёкся от престола. Прикажи, Царь, придём и защитим Тебя». Келлер был одним из двух генералов императорской армии, оставшихся верными данной присяге, — он отказался приводить корпус к присяге Временному Правительству, за что 5 апреля 1917 года был уволен из армии с формулировкой «за монархизм» и уехал в Харьков, сдав корпус генералу Крымову.

"Мне казалось всегда отвратительным и достойным презрения, когда люди для личного блага, наживы или личной безопасности готовы менять свои убеждения, а таких людей громадное большинство"

В 1918 году Келлер находился в Киеве и планировал отбыть в Северную армию в Псков. Но ему было не суждено... К Киеву приблизились повстанцы Семёна Петлюры. Келлер взял на себя руководство обороной города, но ввиду невозможности сопротивления распустил вооруженные отряды. Германские военные предложили ему снять форму и оружие и бежать в Германию, но Келлер не хотел расставаться ни со своими погонами, ни с полученной от императора наградной шашкой. Он совершенно открыто поселился в Михайловском монастыре с двумя адъютантами, Андреем Андреевичем Пантелеевым и Н. Н. Ивановым.. Когда петлюровцы явились в монастырь с обыском, вопреки уговорам монахов он сам через адъютанта сообщил о себе пришедшим. Патруль объявил всех троих арестованными.

Андрей Пантелеев происходил из дворянской семьи, служил Кавалергардском Её Величества Государыни Императрицы Марии Фёдоровны полку и Нежинском драгунском, участвовал в Русско-японской войне, отличился и был награждён орденом святой Анны IV-й степени. Реагируя на революционные события 1905 года, Пантелеев вступил в монархическую организацию, создававшуюся в полках гвардии. В Первой мировой войне командовал четвертым эскадроном Кавалергардского полка в звании полковника. После Октябрьской революции, когда Кавалергардский полк был расформирован, Пантелеев стал членом тайной монархической организации Николая Евгеньевича Маркова (имевшего прозвище «великий жидоед» за свой патологический антисемитизм) «Великая единая Россия», занимая должность одного из помощников Маркова по военной части. Он был направлен в Киев, где вошёл в армию Украинской Державы гетмана Скоропадского, а затем стал адъютантом штаба генерала Келлера, командующего русскими добровольческими частями на Украине.

В ночь на 21 декабря 1918 года был получен приказ о переводе Келлера и его спутников в Лукьяновскую тюрьму. Их вели вдоль стен Софийского собора, мимо памятника Богдану Хмельницкому, когда из ближайшего сквера раздался залп по арестованным. Стрельба была продолжена патрульными, добивавшими раненых выстрелами и ударами штыков в спины. Вот что вспоминала об этом княгини Е. М. Кантакузин, графиня Сперанская:

«14 декабря Киев пал… Началась охота на людей, вновь потекли потоки крови… На улицах шла настоящая охота за офицерами, их безжалостно расстреливали, оставляя лежать на мостовых… Генерал граф Теодор <Фёдор Артурович> Келлер и два его адъютанта, полковники Пантелеев и Иванов, были жестоко убиты во время перевода из одной тюрьмы в другую…»

Граф Келлер считается одним из прототипов булгаковского Най-Турса.

Завершить этот скорбный рассказ я хотел бы стихотворением поэта, офицера-кавалериста, убеждённого монархиста, участника Первой мировой войны, участника покушения в марте 1922 года в Берлине на лидера кадетов Павла Милюкова, в результате которого погиб Владимир Дмитриевич Набоков (отец писателя), потом сотрудничавшего с нацистами и окончившего жизнь в Аргентине (не менее интересная личность, заслуживающая отдельного рассказа) Петра Николаевича Шабельского-Борка, которое он написал в Париже в 1928 году:

ВИТЯЗЬ СЛАВЫ

Когда на Киев златоглавый вдруг снова хлынул буйный вал,
Граф Келлер, витязь русской славы, спасенья в бегстве не искал.
Он отклонил все предложенья, не снял ни шапки, ни погон:
«Я сотни раз ходил в сраженья и видел смерть» — ответил он.

Ну, мог ли снять он крест победный, что должен быть всегда на нём,
Расстаться с шашкой заповедной, ему подаренной Царём?…
Убийцы бандой озверелой ворвались в мирный монастырь.
Он вышел к ним навстречу смело, былинный русский богатырь.

Затихли, присмирели гады. Их жёг и мучил светлый взор,
Им стыдно и уже не рады они исполнить приговор.
В сопровождении злодеев покинул граф последний кров.
С ним — благородный Пантелеев и верный ротмистр Иванов.

Кругом царила ночь немая. Покрытый белой пеленой,
Коня над пропастью вздымая, стоял Хмельницкий, как живой.
Наглядно родине любимой, в момент разгула тёмных сил,
Он о Единой — Неделимой в противовес им говорил.

Пред этой шайкой арестантской, крест православный сотворя,
Граф Келлер встал в свой рост гигантский, жизнь отдавая за Царя.

Чтоб с ним не встретиться во взгляде, случайно, даже и в ночи,
Трусливо всех прикончив сзади, от тел бежали палачи.

Мерцало утро. След кровавый алел на снежном серебре…
Так умер витязь русской славы с последней мыслью о Царе.

Tags: Белая Гвардия, Германия, Николай II, Православие
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments