zeleninsergey (zeleninsergey) wrote,
zeleninsergey
zeleninsergey

Categories:

О роли Сталина в Великой Отечественной.

(без названия)

ЕГОР ХОЛМОГОРОВ:

Но, если хотите, можем поговорить и про Сталина. Тут надо понимать, что Сталин был одним из ведущих деятелей мировой истории на протяжении очень крупного периода — больше 30 лет. В каком-то смысле он сам ответственен за возникновение тех условий, из которых выросла Вторая мировая война. Грубо говоря, можно было по-другому проводить политику Коминтерна, политику СССР, так чтобы вообще Гитлер у власти, может быть, не появился. С другой стороны, когда Гитлер появился, Сталин всеми силами старался сдержать нацистскую Германию и удержать её в клетках. Советский Союз пытался восстановить пакт с Францией, который держал Германию в тисках и исключал возможность каких-то агрессивных действий с её стороны. К сожалению, Франция отвернулась от этого пакта. Она, по сути, пошла вслед за англичанами. Они пошли на Мюнхенский сговор с Гитлером. Англичане рассчитывали, что после этого Гитлер нападёт на Советский Союз, а никак не пойдёт в западном направлении. Потом точно так же Советский Союз предлагал помощь Чехословакии в 38-м году. Строго говоря, в 38-м году Сталин был готов вступить в войну с Гитлером даже без поддержки Франции и Англии. Это, кстати, было возможно, поскольку Германия в тот момент свой военный потенциал ещё не восстановила. Когда уже ситуация стала радикально иной — да, Сталин пошёл на тесное сотрудничество с Германией. Давайте не будем преуменьшать, что пакт Молотова и Риббентропа был несущественным историческим эпизодом — нет, это не так. Сталин пошёл на это сотрудничество и выжал из него для себя максимум. Он серьёзно отодвинул на запад советские границы, он выиграл массу времени. Но, как оказалось, выиграл времени недостаточно, и подготовка, которая была проведена в стране за этот период, тоже была недостаточной.
В Германии военный потенциал между 38-м и 41-м развивался гораздо быстрее, чем советский потенциал. В 38-м году сил Советского Союза вполне хватило бы, чтобы Германию разбить. В 41-м уже была совершенно другая армия — накачанная, с двумя годами интенсивных боёв, очень хорошо подготовленная.
Так вот, в 41-м году выяснилось, что во многих отношениях Советский Союз уже не готов был к войне. И ему пришлось готовиться в процессе войны. Но эта подготовка была. Заводы эвакуировались, армия строилась. Самое потрясающее и шокирующее всех событие — и Гитлера, и американцев, — это было восстановление Красной армии после первых месяцев разгрома. Когда немцы считали, что уже нанесли Красной армии стратегическое поражение, а после Киева это казалось им несомненным. Когда к тебе миллионы человек попадают в плен, ты чувствуешь, что полностью победил, ситуация развивается точно так же, как с Францией за год до этого. И вдруг выясняется, что Красная армия опять полностью отстроена, что военная промышленность продолжает действовать, что Советский Союз продолжает сопротивляться и уже к концу декабря наносит Вермахту первое поражение, первое из тех, которые через год превратятся в стратегические поражения. За каждый из этих этапов, точно так же, как и за каждый из этапов мирной жизни Советского Союза в этот период, несёт ответственность Сталин. Если его можно упрекнуть, что он в чём-то неправ и за что-то негативное несёт ответственность, то точно так же он отвечает за все позитивные последствия. Либо он был вообще ни при чём — ни в том, ни в другом, что явный исторический абсурд. Этот как при Хрущёве и Брежневе, хотя при Брежневе меньше, заявляли, что победа народа отдельно, Сталин — отдельно. Так не бывает. Если у армии есть Верховный Главнокомандующий, значит, он отвечает и за победы, и за поражения. Он отвечает и за Киевский котёл 41-го года, и за Сталинградскую победу 42-го, 43-го года. И, разумеется, за Берлин 45-го и за те внешнеполитические позиции, которые обеспечила себе наша страна после этого. А эти внешнеполитические позиции, замечу, имеют достаточно долгую историю. Обратите внимание, кто в итоге летит на парад Победы? Летит Чехия, Словаки, Венгрия. Что самое странное — страны, в которые уже после войны Советский Союз вводил войска, подавлял там разные процессы. Но оказалось, что та общность, которая была обеспечена в 45-м, больше, чем исторические обиды.



БЕРНАРД ЛОУ МОНТГОМЕРИ, 1-Й ВИКОНТ МОНТГОМЕРИ АЛАМЕЙНСКИЙ, британский фельдмаршал:

Он, возможно, был жестоким. И совсем не джентльменом. Но если бы не он, России, вполне возможно, пришлось бы кончить войну в начале 1942 г. Один Черчилль понимал, что он использует войну, чтобы ужесточить свою хватку над Восточной Европой, и что этот политический замысел был преобладающим задолго до начала конфликта. И действительно, он начал воплощать его в жизнь, когда ещё не успели высохнуть чернила на подписях под пактом о ненападении с Германией в августе 1939 г. Сталин почти не ошибался, у него была чёткая политическая стратегия, и он упорно осуществлял её всеми находившимися в его распоряжении военными и политическими средствами.
У меня никогда не было впечатления, что Рузвельт ясно представлял, за что он борется. он старался обхаживать Сталина, но тот на Тегеранской конференции выиграл мир для русских, а Ялтой увенчал свою победу. Сталин без труда дурачил Рузвельта, и потому шесть лет войны с 1939-го по 1945 г. не кончились справедливым и прочным миром, за который боролись западные страны.
Tags: Великая Отечественная, Великобритания, Германия, Гитлер, Польша, Рузвельт, СССР, США, Сталин, Франция, Холмогоров, Черчилль, коммунисты, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments