zeleninsergey (zeleninsergey) wrote,
zeleninsergey
zeleninsergey

Category:

Евгений Тарле. Наполеон. Часть 1.


Примечание: Начиная писать данную рецензию, я полагал, что она будет довольно краткою и будет содержать в себе только самое основное. Однако, в процессе работы над нею, мой замысел вылился в длинные размышления даже не над самой книгой и не столько даже и над предметом ея, а над самою эпохою, в кою он жил и прославился. Посему, в один пост сие не влезло и разделилось на несколько. В таковом виде я и представляю вам свои размышления о наполеоновской эпохе. 

Данная работа Евгения Викторовича считается сегодня классикой русской историографии. Начатая в казахской ссылке и законченная в Москве, она очень понравилась самому Сталину. Благодаря этой книге, Тарле попал в число популярных авторов и наиболее заметных советских историков.

Вообще, я с самых юных лет – страстный поклонник и почитатель личности Наполеона. Пожалуй, лучше всего это влияние на меня оказала иллюстрированная книжка Александра Торопцева, буквально заворожившая моё сознание. В студенческие годы был поразивший меня мини-сериал «Наполеон» (2002) с Кристианом Клавье в главной роли. Конечно же, я не мог не сопереживать таким героям, как Жюльен Сорель или Эдмон Дантес, ведь тень Великого Человека (как его называли многие ещё при жизни) пала и на них. Теперь вот, будучи уже человеком взрослым, я, наконец, обратился к серьёзным работам на данную тему. Книга Тарле как раз и является таковой.

Вообще, биографию Наполеона стоит воспринимать в контекстах сразу двух важнейших процессов – Великой Французской революции и англо-французского противостояния (1689 – 1815). Причём, первое было абсолютно закономерной частью второго. Именно англо-французское геополитическое противостояние, на мой взгляд, и находилось в основе происходящих событий. Если говорить кратко, то, после британо-голландской унии, Англия бросила вызов набиравшему мощь Людовику XIV. Началась длительная борьба (с переменным успехом). Часто, это противостояние выливалось в войны между третьими странами при поддержке кого-либо из сторон данного конфликта. В частности, в своей работе о Первой архипелагской Тарле чётко отметил, что русско-турецкая война 1768 – 1774 годов была успешно использована двумя державами: британцы поддерживали Россию, а французы – поляков и турок. Этот этап противостояния закончился в пользу Британии и России. Но уже вскоре французы нанесли ответный удар – они открыто поддержали американских колонистов, восставших против британской короны. Россия же неожиданно для Сент-Джеймсского двора заявила о своём нейтралитете и, фактически, поддержала американцев. Проиграв на данном этапе, англичане стали ждать момента, когда можно будет нанести ответный удар.

Во Франции вспыхнула революция. В отличие от господ конспирологов я, писавший в своё время дипломную работу по данной теме, считаю, что это не было никакой такой «операцией британских спецслужб» или чем-то в этом роде. Революция вспыхнула потому, что положение дел внутри самой страны было таковых, что рано или поздно должно было рвануть. Просветительская философия подготовила почву, в провинциях сформировалась общность, которую историк О.Кошен назвал «малым народом». Одним из таких был знаменитый Максимилиан Робеспьер, вызывавший у меня довольно неподдельный интерес в годы учёбы в университете. Но говорим-то мы, всё же, не о нём. Хотя, Наполеон имеет к нему косвенное отношение – в своё время брат Максимилиана Огюстен оказал молодому офицеру покровительство и поддержку, что чуть было не стоило ему в своё время жизни.

Возвращаясь к теме англо-французского противостояния. Англия довольно долго терпела все те безобразия, творившиеся на другом берегу Ла-Манша. Многие там даже восхищались происходящим, как тот же Чарльз Фокс или мало кому известный у нас публицист Джон Картрайт, либо же были довольно безразличны к происходящему. Гласом вопиющего в пустыне был голос Эдмунда Бёрка, отца современного консерватизма, который в 1790 году выпустил свою знаменитую работу «Размышления о Французской революции», в которой он активно возмущался происходящим во Франции, считая, что никакой защиты свободы там нет и быть не может, так как там нет закона и порядка. Его взгляды пришлись кстати в 1793 году, когда, воспользовавшись как поводом казнью короля Людовика XVI (абсолютно слабого правителя, который сперва пытался как-то договориться с революционерами, пойти на компромисс, затем спровоцировал войну, а сам попытался сбежать из страны). На самом же деле, британское правительство поняло, что упускать такой случай нельзя. Тем более что французский флот довольно сильно пострадал в ходе революционных беспорядков, лишившись значительного числа опытных кадровых морских офицеров (преимущественно, дворян).

Страна с активно развивающейся капиталистической экономикой, собственной промышленностью и сильным флотом – вот какова была Англия в тот момент. Франция же только-только вступила на путь капиталистического развития, только-только сбросила связывавшие её путы феодализма, была страною, по преимуществу, аграрной, со слабо развитой промышленностью, а её флот, как уже было сказано, получил серьёзный урон от революции.

Вообще же, если рассуждать о революции, то она, несмотря на все кровавые вакханалии, была для Франции и благом. Как не странно, но именно эта революция родила в итоге французскую нацию. Убрав границы и поделив страну вместо провинций на департаменты и регионы, отменив внутренние таможни, создавшие огромные проблемы для развития внутренней торговли удалось совершить какое-то серьёзное объединение и сделать так, чтобы каждый вместо «я берриец / бургундец / нормандец / гасконец / корсиканец» (например Наполеон категорически выступил против сепаратиста Паоли, планировавшего при поддержке англичан отложиться от Франции, после чего ему пришлось уносить ноги с родного острова) гордо говорил – «Я – француз». Восстание в Вандее подавлялось жёстко, порою откровенно жестоко (хотя, надо сказать, вандейцы не уступали в жестокости своим противникам) – ибо данный регион проявлял сепаратистские тенденции, разумеется, поддерживаемые Англией. В данном случае французские роялисты и вандейские мятежники были прямыми агентами Британии, т.н. «агентами Питта». Британия стала прикармливать всю эмигрантскую братию во главе с графами Прованским и Артуа, братьями казнённого короля. По сути, Франция в войне против интервентов отставила свою целостность и суверенитет. Поэтому был брошен лозунг «Отечество в опасности!» и он нашёл отклик в миллионах сердец. Талантливый военачальник Лазар Карно, из семьи выкрестов, стал организатором национальной обороны и создал вооружённые силы республики, отстоявшие независимость и суверенитет Франции. В 1794 году республиканская французская армия, победив интервентов при Флерюсе, устремилась в Бельгию и Голландию. В этих боях укреплялась французская нация, становившись нацией, которая сумела отстоять свою свободу. Нации был нужен только национальный лидер, и вскоре он появился.

В этих событиях взошла звезда молодого генерала Наполеона Бонапарта (урождённого Наполеоне Буонапарте, названного в честь города Неаполя, корсиканца, которые были прежде итальянцами, подданными Генуэзской республики), который в 1793 году взял Тулон (который был и остаётся главной военно-морской базой Средиземноморского флота Франции и на тот момент находился в руках у англичан). Затем была героическая эпопея Итальянской армии 1796 – 1797 годов. И, наконец, молодой генерал республики украсил свою карьеру походом в Египет, что было, надо сказать, стратегически оправданно. По пути Наполеон занял Мальту – важный пункт на Средиземном море. Ранее, во время итальянского похода Наполеон отхватил у Венеции стратегически значимые Ионические острова. Египет тоже имел серьёзное значение на Средиземноморье, к тому же, оттуда открывался путь на Индию. Всё это, разумеется, дико бесило британцев. В итоге Наполеон покрыл себя славою на суше, а молодой английский адмирал Нельсон – на море. Кстати сказать, пока шли бои в Европе, пока французская революционная армия заняла Голландию, превратив её в Батавскую республику, англичане под шумок отобрали у своих давнейших конкурентов Цейлон и Капскую колонию, которые после окончания войны, стали владениями британской короны. Точно также позже поступили и с Мальтой, и с Ионическими островами, которые британцы заняли в ходе военных действий и не ушли оттуда после их окончания. 

Из Египта он вернулся во Францию, чтобы свергнуть национал-предателей из Директории, которые вели переговоры с врагами государства – Бурбонами, английскими агентами, о том, чтобы сдать им страну, и, ко всему прочему, потеряли с таким трудом покорённую Наполеоном Италию. Власть генерал Бонапарт взял в свои руки, а Италию на следующий год он вернул. Только чудо уберегло начинающего полководца от встречи в бою с великим Суворовым, умершим в 1800-м году, и не успевшим скрестить шпаги с французским военачальником. Ибо это столкновение могло закончиться для генерала, ставшего первым консулом, весьма и весьма печально.

Англия, несмотря на заключённый в 1802 году мир, через год сама же его и нарушила, начав войну с Францией. В 1805 году Нельсон разбил франко-испанский флот при Трафальгаре, погиб и покрыл себя бессмертной славой, став на века национальным героем для британцев. На суше же англичане, по своему обыкновению, решили воевать чужими руками, а именно австрийцев, русских и пруссаков. Австрийцев французы всегда бивали, разбили на этот раз. Русские потерпели ужасающее поражение при Аустерлице – величайшая победа Наполеона, ставшего в 1804 году императором (для того, чтобы в случае его гибели власть сохранилась в руках династии и уберечь тем самым страну от очередной свистопляски, которой непременно воспользовались бы англичане), ставшая для него знаковой – у нас уже не было тогда Суворова, да и армией руководил в том бою сам Император (впрочем, два суворовских генерала Багратион, любимец генералиссимуса, и Кутузов, будущий спаситель Отечества в 1812 году, уже тогда сошлись в бою с будущим противником и выстояли вполне достойно). А пруссаки попросту опозорили славу Фридриха Великого, которого Наполеон очень уважал и ценил как полководца, проиграв французам  по причине своей полной отсталости: в прусской армии были очень старые офицеры, генералам и фельдмаршалам часто было за 70, многие офицеры служили не один десяток лет, чтобы получить очередное звание, к тому же тактика и стратегия не менялись со времён всё того же Фридриха. Пруссия была страной крепостнической, где был прочно укоренён феодальный строй. Всё это рухнуло после разгрома в 1806 году. После пруссаков Наполеон снова победил русских – при Фридланде в 1807 году он разбил русских под командованием одного из убийц Павла Первого, с которым тогда ещё первый консул Бонапарт хотел заключить совместный союз против Англии, Беннигсен. Соучастием в убийстве собственного отца Наполеон будет часто попрекать русского императора, которого это откровенно злило и выводило из себя.

Вообще же, тут стоит отвлечься и посмотреть на то, что в 1800 году Франция и Россия хотели совместно нанести удар по Британии. Тут был запланирован и индийский поход – французы из Египта, а Россия – с помощью корпуса под командованием атамана Платова через Среднюю Азию и Иран с севера, ударили бы по британским владениям в Индии, где тогда шло восстание одного из крупных князей против иностранного владычества. Однако тут британцы не дремали. В декабре 1800 года было произведено неудачное покушение на Наполеона с помощью «адской машины», осуществлённое роялистом. А в марте следующего года, как известно, от «апоплексического удара табакеркой в висок» погиб в Михайловском замке Павел Первый (заговорщиков курировал отставленный в 1800 году британский посол Уитуорт). В начале же апреля британский флот (где заместителем командующего эскадрою был вице-адмирал Нельсон) разбил в бою датский флот. Дело в том, что Россия планировала возобновить против Англии подобие вооружённого нейтралитета, который применила ещё Екатерина во время войны американских колоний за независимость. В декабре был создан союз из Дании, Швеции и Пруссии. Стратегическое положение Датского королевства и наличие е у неё достаточно сильного флота, вынудило англичан действовать на опережение, к тому же они спешили воспользоваться моментом, пока не растаяли льды в Финском заливе и русский Балтийский флот не вышел из своих баз в Ревеле и Кронштадте. После окончания сражения, часть датского флота была затоплена, а часть – отправлена в Англию...

Продолжение следует...
Tags: Австрия, Александр I, Африка, Бельгия, Великобритания, Германия, Голландия, Греция, Италия, Наполеон, Ни дня безъ книги, Павел I, СССР, США, Сталин, Тарле, Франция, Швеция, евреи, национализм, политика
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments