zeleninsergey (zeleninsergey) wrote,
zeleninsergey
zeleninsergey

Categories:

Андрей Шкуро. Записки белого партизана.


Начать эту рецензию я хочу с одного важного заявления, без понимания которого нельзя начинать читать эту книгу. Дело в том, что Шкуро – предатель, предатель русского народа, русской нации. Он пошёл на сотрудничество с нашими врагами и заслуженно поплатился. Это главное, что надо усвоить, прежде чем открыть эту книгу.

Этот факт, впрочем, не отменяет того, что эту книгу стоит прочитать всем, кому интересна русская история и, особенно, история Белого движения. Мемуары Шкуро – один из ценнейших исторических источников по антикоммунистическому сопротивлению на Кавказе и на Ставрополье. Автор – сам участник и очевидец данных событий. У него нет литературного дара Деникина или же соавтора вроде Лукаша  у Туркула. Но всё же читать эту книгу довольно интересно. К тому же в серии «Путь русского офицера» мемуары снабжены дополнениями, среди которых – описание бесславного конца Шкуро, ступившего на путь измены.

«Записки белого партизана» были составлены им в 1920 – 1921 годах, в Париже, где Шкуро познакомился с полковником Беком Владимиром Максимилиановичем. «Между ними сложились настолько дружеские отношения, что Шкуро упросил Бека записать с его слов воспоминания о Гражданской войне. Последний постарался облечь их в литературную форму, что ему в целом удалось»[1]. В 1936 году Бек переехал в Аргентину и умер там в 1944-м году. Рукопись же хранилась сперва у него, а потом – у его вдовы, которая и предложила в 1960-м опубликовать их издательству «Сеятель» (Буэнос-Айрес), что и было сделано в 1961-м году.

В книге есть немало весьма интересных эпизодов, которые весьма хорошо смотрелись бы в кино. Впечатляет эпизод в ресторане Кишинёва в 1917 года, когда Шкуро один, с револьвером, держался против толпы, подстрекаемой революционной солдатнёй до подхода казаков. И как потом он их ставил по струнке. А вот в Энзели казаки поставили на колени революционную матросню и заставили петь хором «Боже, Царя храни!». Тех, кто, по их мнению, фальшивил или не проявлял достаточно усердия, подбадривали нагайками. Дело в том, что матросы вели себя довольно хамски и откровенно плевали на все предписания, даже на распоряжения комитетов. Казаки, в итоге, не выдержали…

А вот что видел Шкуро на Кавказе, на территории современных Чечни и Дагестана, возвращаясь домой, на Кубань, из Персии:

«Нам подали составы, и мы тронулись на Грозный. Это путешествие по железной дороге останется надолго в моей памяти. Мы проезжали местами, где еще недавно кипела отчаянная война между отстаивавшим свои очаги местным русским населением и горцами, решившими изгнать его из пределов своих стародавних земель. В этой войне горцы, хорошо вооруженные и фанатичные, победили мирных русских крестьян, огнем и мечом пройдя всю страну. Лишь немногие уцелевшие крестьяне, бросив все, с женами и детьми бежали в пределы Терской области. Там, где еще недавно стояли цветущие русские села, утопавшие в зелени богатых садов, теперь лежали лишь груды развалин и кучи обгоревшего щебня. Одичавшие собаки бродили и жалобно выли на пепелищах и, голодные, терзали раскиданные всюду и разлагавшиеся на солнце обезглавленные трупы русских поселян, жертв недавних боев. Зрелище этого беспощадного истребления трудов многих поколений, этого разрушения культуры, напоминавшее времена Батыя и Чингиз-Хана, было невыносимо тягостно и разрывало душу. Железнодорожное полотно было местами разрушено, телеграфные столбы порублены, мостики сожжены. Засевшие в лесистых трущобах чеченцы осыпали проходившие эшелоны градом метких пуль, нанося нам потери. Приходилось двигаться с величайшими предосторожностями, постоянно исправляя путь, и часто с рассыпанной впереди цепью казаков, выбивавших из засад преграждавших дорогу горцев»[2].

Помимо чеченских абреков, из числа горцев против русских на Северном Кавказе активно выступил другой вайнахский народ – ингуши. Вот что пишет Шкуро:

«Ингуши жили грабежом и набегами на казачьи земли. Ещё в мирное время пограничные с Ингушетией терцы не выезжали в поле без винтовок. Не проходило дня, чтобы не было где-нибудь стрельбы и кровопролития. Считая казаков угнетателями, а казачьи земли по-прежнему своими, ингуши беспощадно мстили терцам. Отношения создались совершенно непримиримые; дальнейшее сожительство было немыслимо»[3].

В итоге, ингуши практически поголовно поддержали красных – из чисто шкурных интересов, желая отобрать землю у терских казаков. Они совершали налёты на мирные казачьи сёла, занимались грабежами и убийствами.

«Большевики, по занятии ими Северного Кавказа, созвав во Владикавказе съезд представителей ингушей и казаков четырех терских станиц, приказали последним в месячный срок выселиться. Впоследствии, по очищении Северного Кавказа от большевиков, терцы вновь вернулись в свои станицы, но после неудачи Деникина были опять изгнаны»[4]..

После поражения белых большевики устроили геноцид терского казачества, а ингуши получили их земли себе.

Ещё одними жителями Кавказа, которые практически поголовно выступили в поддержку красных, были сектанты-молокане:

«Молокане, несмотря на их непротивленческую религию, оказались людьми весьма кровожадными. Хозяйничали вместе с ингушами во Владикавказе, грабили жителей, принимали участие в обысках и даже расстрелах. Горожане страстно ненавидели молокан и жестоко отомстили им впоследствии»[5].

Среди осетин произошёл раскол: одна часть была за большевиков, другая за белых, третья попросту решила заниматься грабежами. Из числа осетин, которые воевали на стороне белых, можно назвать следующие фамилии: артиллерийский подполковник и георгиевский кавалер Николай Датиев, один из ближайших сподвижников Шкуро,  полковник Лазарь Бичерахов, генерал-майор Константин Агоев и другие.

Кстати, отмечу такой факт: на стороне красных сражалось подразделение под названием Шариатская колонна, состоящее из мусульман-кабардинцев во главе с Назиром Катхановым. Лозунг этого подразделения – «Да здравствует Советская власть и шариат!»

В воспоминаниях Шкуро можно увидеть факты, которые напрочь разбивают большевицкие уверения про то, что их поддержали все рабочие и что они – «партия рабочих и крестьян». Вот несколько примеров. Когда Командир 1-й Кавказской конной дивизии полковник Шифнер-Маркевич 15 июля 1919 года занял Екатеринослав (за это он был произведён в генерал-майоры), то «рабочие постановили работать на Добрармию по мере сил. Они исправляли бронепоезда, бронеплощадки, чинили пушки и ружья»[6]. В Воронеже, занятом конницей Шкуро, рабочие также активно поддержали белых:

«Рабочие Воронежа также относились к нам хорошо — всякого рода заказы, починка вооружения и броневиков производились ими быстро и аккуратно; многие из них поступили к нам добровольцами»[7].

«Во время моего пребывания в Воронеже состоялся ряд митингов, на которых рабочие высказывались за необходимость активно помогать мне. В последний момент, когда Воронеж уже обстреливался красной артиллерией, прямо на митинге, на котором выступил мой офицер, есаул Соколов, явился ко мне отряд рабочих-железнодорожников в составе около 600 человек. Я вышел и обратился к рабочим с горячей благодарностью. В это время прилетевший откуда-то снаряд с треском разорвался в воздухе. Перепуганные и непривыкшие к таким вещам рабочие шарахнулись в разные стороны; некоторые со страху попадали на землю. Стоявший близ меня рабочий был ранен и упал, обливаясь кровью.
— Поздравляю вас с боевым крещением! — крикнул я, ободряя рабочих.
Они оправились и, не заходя даже домой, с песнями двинулись из города. Эти рабочие были влиты в 1-й стрелковый батальон под командой полковника Рутсона, позже, по просьбе людей, переименованный в Волчий ударный батальон. Рабочие сделались хорошими солдатами и далеко превосходили своей доблестью многих казаков в боях»
[8].

 Таковы эпизоды братоубийственной Гражданской войны, описанные в мемуарах Шкуро. Это то, чему он был сам очевидцем и счёл нужным сообщить об этом. Но всё же не стоит забывать о том, что я сказал в начале своей рецензии – о том, что Шкуро стал предателем русской нации и сполна заплатил за это. Об этом надо помнить.


PS Довольно интересную краткую рецензию на эту книгу можно прочитать в специальном обзоре на сайте "Спутник и Погром".


[2] Шкуро А.Г. Записки белого партизана. М.: Вече, 2013. С.49 – 50.
[3] Там же, С.207.
[4] Там же.
[5] Там же, С.209.
[6] Там же, С.229.
[7] Там же, С.252 – 253.
[8] Там же, С.255 – 256.
Tags: Белая Гвардия, Великая Отечественная, Германия, Гитлер, Ни дня безъ книги, Новороссия, Первая мировая, СССР, Франция, коммунисты, национализм, политика
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments