zeleninsergey (zeleninsergey) wrote,
zeleninsergey
zeleninsergey

Category:

Евгений Тарле. Русский историк. Часть 6. Тарле vs Кожухов. Раздел 5.

Продолжаем тему источников. Евгения Викторовича сильно задело то, что написал Кожухов относительно их подбора в книге «Нашествие Наполеона на Россию». В частности тот факт, что в рамках борьбы с «безродным космополитизмом» в вину ему было поставлено использование при работе … иностранных источников, называемых «лживыми» и «клеветническими». «Источники русские, архивные и библиотечные, – пишет Тарле, – лежат в основе моей новой книги, так же, как лежали в основе книги старой. Исключать же вовсе иностранные источники только потому, что они – иностранные, по-моему, приём неправильный. Иногда нехотя вырывающееся у врага признание русских успехов бывает особенно ценно»[1].

Тарле отмечает, что вопреки тому, что приписывает ему Кожухов, он категорически против того, чтобы приписывать гибель армии Наполеона исключительно фатальными случайностями или же природными условиями. Подобные мысли им не высказывались, всё это не что иное, как ложь Кожухова. «Признать справедливость выдумок, –  категорически заявляет Евгений Викторович, – которые ни с того, ни с сего взводит на мою старую книгу тов. Кожухов, извращая самый дух моей работы, я решительно отказываюсь. Впрочем, я удовольствуюсь тем, что сопоставлю то, что мне приписывает Кожухов, и то, что в самом деле я говорю»[2]. Кожухов «умышленно совершенно искажает [курсив автора – С.З.] мой общий взгляд на войну 1812 года»[3], приписывая Тарле  то, что он якобы утверждал, что Наполеон  будто бы не был разбит  русской армией, а пострадал исключительно от голода, морозов и московского пожара. Утверждая всё это, «ни одного подтверждения, ни одного моего [курсив автора – С.З.] слова он не приводит, конечно, для подкрепления своей абсолютно голословной фразы»[4]. Точно также неправдоподобным является заявление о том, что Тарле будто бы в своей книге «скупо и небрежно» сообщает о действиях русской армии. В подтверждение своих слов историк приводит множество цитат из своей книги, относящихся к Бородинскому сражению и говорящих о героических подвигах русской армии. Относительно окончания данной битвы, Тарле категорически протестует «против распускавшихся слухов о том, что Бородино – поражение, а Кожухов приписывает мне [курсив автора – С.З.] это мнение!»[5]

Здесь стоило бы привести дословную цитату из книги историка:

«Бородино оказалось, в конечном счете, великой моральной победой русского народа над всеевропейским диктатором. Именно на бородинских полях начато было то неимоверно трудное дело низвержения Наполеона, которому суждено было завершиться лишь спустя три года на равнине Ватерлоо. Наполеон вечером первый отвел свои войска с поля битвы, еще до приказа Кутузова об отходе. Отступала русская армия от Бородина до Москвы и дальше в полном порядке. А самое главное — и тени упадка духа не было в русских войсках. Ненависть и чувство мщения были сильнее, чем до Бородина. Эти чувства, конечно, владели не всеми, но являлись, бесспорно, господствующими. Тут разноречий между очевидцами нет. Официальную версию о «великой победе под Москвой» французская историография заимствовала из предназначавшихся для французской публики победоносных реляций императора. Ненавидевшие Кутузова царь и его окружение, со своей стороны, охотно приняли версию о поражении русской армии под Бородином»[6].

Заключительные слова в статье Кожухова, в которых сказано, что «анализ книги академика Е.Тарле «Нашествие Наполеона на Россию» показывает, что в ней принижена роль героического русского народа и его армии, роль М.И.Кутузова в разгроме Наполеона и в освобождении порабощённых народов Европы от наполеоновского ига»[7], Евгением Викторовичем признаются «безответственной» и «голословной» фразой[8].

Тарле весьма тонко показывает абсолютную глупость придирок к нему, отмечая, что термин «Великая Армия» вовсе не похвальный, что Кожухов должен бы знать, что он давно употребляющийся и являющийся всего лишь традиционным переводом французского La Grande Armée вместо «Большая Армия», каковой именовалась, в отличие от других войск, сражавшихся на всех остальных фронтах, та, которой командовал лично Император и которая двигалась на Москву. Впервые это название получила армия, с которой Наполеон в 1805 году разгромил Австрию и Россию при Аустерлице. Великой армия звалась даже когда «её жалкие остатки с отчаянным трудом уносили ноги из России»[9].

Тарле отмечает, что Кожухов систематически умалчивал о том, что он говорил и многократно повторял в своей книге, приписывает ему то, что тот и не думал утверждать, после чего победоносно это «опровергает». Опровергает собственную же ложь. «Те, кто читал мою книгу (а их было очень немало, особенно в армии, во время войны), хорошо знают, как я отношусь к русскому народному сопротивлению, к Кутузову и к вторгшемуся врагу. Но не читавшие моей книги или забывшие мои подлинные слова имеют право ждать, чтобы я напомнил, каково по существу, а не в кривом зеркале моё мнение»[10].

Историк жалуется на то, что о начале заграничного похода и кампании 1813 года у нас знают мало, в чём повинна вся литература, в том числе и «Нашествие Наполеона на Россию». Первые четыре месяца этого года, с января до апреля, по мнению Евгения Викторовича, дают очень много для характеристики стратегии Кутузова и о превращении контрнаступления в наступление. Этот период также планировался к подробному освещению в новой книге. А вот что в ней должно было остаться без малейших изменений, так это «преклонение перед самоотвержением русского народа и его могучей силой, его неукротимой грозной энергией, и перед гениальным старым полководцем, ставшим живым олицетворением великой русской победы над агрессором»[11].

Заканчивая данное письмо, академик выражает глубокое удовлетворение фактом того, что именно он пишет о полном уничтожении трёх агрессоров, приходивших в России в течение трёх веков, и тем, «что это даёт мне случай и обязанность вновь заняться 1812 годом и представить советском читателю историю гибели наполеоновской армии в свете новых данных и существеннейших методологических указаний, исходящих от того стратега, который сам привёл, на глазах нашего поколения, армии Советского Союза к величайшей победе в мировой истории»[12]. Не надо быть особо проницательным, чтобы понять, что здесь упоминается одно очень значимое лицо, которое упоминал в своей статье и Кожухов – один раз, предположительно, он писал ему завуалированный панегирик, а второй раз упомянул уже прямо и указал, какие именно существеннейшие  методологические указания тот сделал.


Если Вам понравились мои посты на исторические темы, то прошу поддержать финансово. Дело сугубо добровольное.



[1] Письмо в редакцию журнала «Большевик» // Большевик. 1951. №19. С.73.
[2] Там же, С.74.
[3] Там же.
[4] Там же.
[5] Там же.
[6] Тарле Е.В. Нашествие Наполеона на Россию. 1812 год. М.: Воениздат, 1992. С.145.
[7] Кожухов С. К вопросу об оценке роли М.И.Кутузова в Отечественной войне 1812 года // Большевик. 1951. №15. С.35.
[8] Письмо в редакцию журнала «Большевик» // Большевик. 1951. №19. С.76.
[9] Там же.
[10] Там же.
[11] Там же, С.77.
[12] Там же.
Tags: Великая Отечественная, Кутузов, Наполеон, СССР, Сталин, Тарле, Франция, коммунисты, национализм, политика
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments