zeleninsergey (zeleninsergey) wrote,
zeleninsergey
zeleninsergey

Category:

7 важных книг. Отечественная литература.

Написав про 7 важных авторов и книг зарубежной литературы (на самом деле книг там было указано 12), решил я, наконец, обратиться и к литературе русской.

XIX век.

(без названия)
1. Александр Пушкин.
О Пушкине можно говорить много и бесконечно. Его стихи, его язык – это основа русской национальной культуры, русского национального культурного кода. Пожалуй, очень хорошо о национальном значении Пушкина написал Егор Холмогоров, к статье которого я Вас и отсылаю.
«Евгений Онегин» - первую главу я одно время выучил практически наизусть, а сам роман в 8-м классе законспектировал практически полностью. Читать его легко, приятно и прекрасно, хотя, надо напомнить, что этот текст имеет целые тома комментариев, больше, чем сам текст, поскольку многое сегодня нам непонятно. Крайне забавны комментарии Набокова к английскому переводу – там много отсылок к английской литературе, всё же это было рассчитано именно на англоязычного читателя, которому была близка именно собственная литературная традиция (американцы считают английскую литературу частью своей, частью общей англоязычной литературы).


2. Николай Гоголь.
В первую очередь назову я «Вечера на хуторе близ Диканьки», прочитанные мною в 2002 году и оказавшие на меня довольно существенное влияние. Гоголевская Малороссия – это воистину прекрасно, ничего общего с нынешней «Украиной». Именно такую Украину, а точнее – Малороссию, я и любил. Эта теперь уже воистину сказочная страна окончательно сгорела на евромайдане, от коктейлей Молотова.
Конечно же, чудесный «Ревизор», который я сперва посмотрел в театре, а только потом уже прочёл саму пьесу. Её создание связано, кстати, с нашей областью. Граф Соллогуб вспоминал: «Пушкин познакомился с Гоголем и рассказал ему про случай, бывший в г. Устюжна Новгородской губернии[1] — о каком-то проезжем господине, выдавшем себя за чиновника министерства и обобравшем всех городских жителей». Этим господином был вологодский помещик и поэт Платон Волков, который в 1829 году посетил Устюжну и был принят местными чиновниками за важную столичную персону. Об этом написал целую книгу вологодский писатель Владимир Аринин.
Ну и как же не упомянуть «Мёртвые души» прекрасная вещь, написанная уже зрелым автором, но, увы, так до конца и не доведённая. Сюжет этой поэмы в прозе подсказан опять же Пушкиным. Это произведение, что интересно, сравнилось с такими знаменитыми литературными памятниками, как «Божественная комедия» Данте и «Одиссеей» Гомера. Второе сравнение основано на том, что в основе любой национальной литературы, как правило, лежат два эпических мотива – странствие и война. Если у греков это были «Илиада» (война) и «Одиссея» (странствование), то в русской литературе это, как считается, «Мёртвые души» (странствование) и «Война и мир» графа Толстого (война).

9bf968def6b23d1126a58e4befddb4cb.jpg
3.Фёдор Достоевский.
Про него я всё уже достаточно сказал в посте, посвящённом русской литературе в эпоху правления Александра II. Туда и отсылаю.

ХХ век.


4. Михаил Булгаков.
Уроженец русского Киева, один из любимых авторов Сталина, большой почитатель Гоголя, он является одним из выдающихся русских писателей ХХ века.
«Белая гвардия» – роман о русских офицерах и юнкерах, которые обороняли Киев в декабре 1918 года. Это роман о героизме и мужестве, о том, во что превратился Киев в это трудное и тяжёлое время, как там убивали русское и русских. Сегодня этот роман сделался ещё более актуальным, чем прежде. Брошенные, преданные гетьманом русские юнкера и офицеры – разве же не напомнили многим в январские дни 2014 года «Беркут» тот же? А банды петлюровцев напомнили майданное орочье, которое, захватив власть в Киеве, пошло убивать русских на Донбассе, в Одессе… Потрясает картина похорон жертв расправы над русскими офицерами. Вот возьмём один отрывок, один небольшой фрагмент из романа – как же он современно звучит:

– Сволочь он, – с ненавистью продолжал Турбин, –  ведь  он  же  сам  не говорит на этом языке! А? Я позавчера  спрашиваю  этого  каналью,  доктора Курицького, он, извольте ли видеть, разучился говорить по-русски с  ноября прошлого года. Был Курицкий, а стал Курицький... Так  вот  спрашиваю:  как по-украински «кот»? Он отвечает  «кит». Спрашиваю:  «А  как  кит?»  А  он остановился, вытаращил глаза и молчит. И теперь не кланяется.
Николка с треском захохотал и сказал:
– Слова «кит» у них не может быть, потому что  на  Украине  не  водятся киты, а в России всего много. В Белом море киты есть...


Из этого фрагмента, кстати, родился известный интернет-символ – фотография «вежливого человека» в Крыму с котом и надписью: «Спасибо, что я больше не кiт!». «Белая гвардия», по мнению русского писателя Эдуарда Лимонова, «самая удачная книга Булгакова, без сомнения», в которой «звучит такая гармоничная, слаженная, уютная мелодия, как в каком-нибудь «Тарасе Бульбе» Гоголя. Мелодия простая, но трудно ее найти. Для писателя обыкновенно это большая удача, если находит. Убедительна такая мелодия».


«Собачье сердце» – безусловно, прекрасная повесть Булгакова, растасканная на цитаты, к тому же, блестяще экранизированная режиссёром Бортко. Эту повесть можно перечитывать, и она по-прежнему остаётся актуальной (впрочем, по мнению того же Лимонова, это «достаточно гнусный антипролетарский памфлет»). Бесспорно, это моё самое любимое произведение у Булгакова наряду с «Белой гвардией».

«Мастер и Маргарита» – читал несколько раз, смотрел экранизации того же Бортко и Юрия Кары, даже какое-то время был буквально под впечатлением от прочитанного и даже принимал еретические христианские взгляды, указанные там в романе, написанном Мастером (это один из классических приёмов – роман в романе). Но, тем не менее, с вершины времени, я не нахожу этот «любимый шедевр российского обывателя» (по выражению Лимонова) чем-то особенно выдающимся.


5. Михаил Шолохов.
Конечно же его великий роман «Тихий Дон», за который Михаил Александрович был удостоен в 1965 году Нобелевской премии по литературе. Про него я уже писал, потому не останавливаюсь.

«Поднятая целина» была прочитана мною раньше «Тихого Дона» и, бесспорно, хотя и не так сильна, является весьма интересным произведением.

«Судьба человека» – гениальная, прекрасная во всех отношениях повесть, экранизированная Бондарчуком, сыгравшим в этом фильме главную роль. Лдве самые сильные сцены: в лагере, где главный герой произносит знаменитое «После первой не закусываю!» и сцена, где главный герой признаётся мальчишке, что он – его отец, сцена, которая никого не может оставить равнодушным.



По экранизации же больше известен незаконченный роман «Они сражались за Родину», опять же режиссёра Бондарчука (также сыгравшего в фильме одну из главных ролей). Главную роль сыграл в нём Василий Шукшин, для которого та стала последней – по иронии судьбы именно в фильме по роману Шолохова «Тихий Дон» режиссёра Герасимова дебютировал Василий Макарович в эпизодической роли матроса.

12002802_889066711172169_6005652704613934252_n.jpg
6. Александр Солженицын.
О знаменитом русском писателе, Нобелевском лауреате по литературе (1970) я написал пост, посвящённый очередной годовщине со дня его рождения. Приведу из него фрагмент:

«Архипелаг ГУЛАГ» я читал в старших классах школы, и как-то мне это произведение не очень понравилось, хотя там довольно интересны были страницы с описанием личного опыта самого автора. Книгу сию я так и не дочитал. А вот гораздо интереснее была другая, тоже о лагерно-тюремном опыте Александра Исаевича. В 2006 году я готовился к окончанию школы и вместо заданного в школе не то «Матрёнина двора», не то «Одного дня Ивана Денисовича» (который я прочитал несколько раньше до этого) я взял и прочитал «В круге первом» – дело в том, что в январе того же года по телевизору показывали одноимённый сериал с Евгением Мироновым в главной роли. Книга мне весьма понравилась и я, после её прочтения, написал сочинение про Иннокентия Володина (в сериале его сыграл Дмитрий Певцов, с которым у меня день рождения в один день), который был таким, своего рода, скрытым диссидентом, даже «держателем в кармане фиги». Служил дипломатом, был женат на дочери важного советского начальника (в сериале её сыграла всамделишная жена Певцова Ольга Дроздова) и в один момент бац! – и всё это потерял.  Впрочем, в книге образ Володина гораздо полнее показан, чем в сериале. Не забуду, как он рассказывал, как читать советские газеты между строк. И сочинение у меня было на тему, которая звучала примерно так «Как можно было жить при тоталитарном режиме и сопротивляться ему, оставаться свободной личностью». Было мне тогда 16,5 лет... Как я уже говорил, «Один день» я читал прежде до этого (всё это опять же по собственному почину, никто меня не заставлял) и скажу, что произведение совершенно потрясающее.


7. Братья Стругацкие.
Мой любимый роман «Трудно быть богом», пожалуй, одно из лучших произведений советской литературы. Этот роман был записан на радио «Эхо Москвы», эту радиопостановку я люблю слушать и переслушивать, ну, и, конечно, читать и перечитывать сам роман. Это произведение является цитируемым, в нём часто можно встретить моменты совершенно актуальные и в наше время. Либералы наши любили намекать, что Путин напоминает дона Рэбу, что Россия – превращается в Арканар.  Хотя, на мой взгляд, это роман не о конкретной стране, а вообще в целом о человечестве. О том, во что превращаются люди невежественные, непросвещённые и необразованные, о том, как моральная и нравственная деградация приводит страну к гибели. Умные люди, возвышающиеся над всеобщей серостью, обречены на гибель первыми. Довольно хорошо отмечено было, после выхода на экраны долгожданного фильма по роману, последней работы Юрия Германа, что этот фильм и этот роман весьма чётко сходятся с тем, что творится сейчас на Украине, во что превратилось тамошнее население. Да и вообще – наша реформа образования  Фурсенко-Ливанова ведёт народ к состоянию деградации, подрастает поколение совершенно полуграмотных, малообразованных людей, а это говорит о том, что будущее – печально.  «Умные нам не надобны, надобны верные». Увы, увы, увы…

О смыслах романа есть разные версии, например, довольно интересна вот эта:

Чтобы не говорили некоторые, роман – никакая не фантастика или упаси-боже фентази, а классический образец романа-аллюзии. Написанное в начале 60-х произведение повествует о недалеком прошлом и предупреждает об опасностях будущего.
Авторы пишут о том, как Советский Разведчик Румата в союзе с прогрессивно-мыслящими интеллектуалами, при поддержке мирового коммунистического движения, борется за светлое будущее всего человечества.
Арканар, появившийся на отвоеванных у меднокожих варваров земле, есть ни что иное как Америка, созданная на крови индейцев.
Ирукан, про который не так много известно, скорее всего Франция («шипучее ируканское», «разъяренный носатый ируканец»), тем более как раз в то время противоречия между Де Голлем и США были наиболее сильны.
Торговая республика Соан, «давно уже пустившая все свои леса на корабли», где жили «три тысячи голых рабов-ремесленников» – это Израиль.
Империя-за-морем – это отражение Британской Империи, элита которой гордится «двадцатью поколениями воинственных предков, прославленных грабежами и пьянством».
Барон Пампа – выражение истинного духа Америки-Арканара, немного простоватый, но сильный и честный человек, неистовый Арата – товарищ Че, борющийся с несправедливостью всегда и везде, Вага-Колесо, исповедующий принцип just business и обращающийся к своим подчиненным «дети мои» – это, понятно, родимое пятно капитализма, глава мафии, может даже и сам Аль Капоне.
Вот в этих декорациях и происходит действие книги: разведчик Румата спасает в условиях развернувшейся охоты на ведьм книжников, – тех людей, которые двигали прогресс, тем самым приближая наступление коммунизма.
В Арканаре тем временем творится, как выразился Жан Поль Сартр в связи с казнью супругов Розенбергов «узаконенное линчевание, запятнавшее кровью всю нацию».
Почему «король Арканарский, решил извести всех ученых людей в ...королевстве» мы можем только догадываться, но вот высокоучёный доктор Будах, вокруг которого крутится сюжет романа, это «Бабах», атомная дубинка, которая не в тех руках может разрушить государство, что и происходит в конце книги.
Фашистская диктатура и атомная война – вот возможное будущее Америки, Джон Эргар Рэба всеми своими действиями именно к этому и подталкивает страну.



На этом я и хотел бы завершить данный литературный обзор.





[1] Ныне г. Устюжна, Вологодская область.
Tags: Античность, Белая Гвардия, Великая Отечественная, Великобритания, Вологда, Германия, Гоголь, Греция, Де Голль, Достоевский, Италия, Крым, Латинская Америка, Лимонов, Ни дня безъ книги, Новороссия, Пушкин, СССР, США, Солженицын, Сталин, Франция, Холмогоров, коммунисты, консерватизм, либералы, национализм, политика
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment