zeleninsergey (zeleninsergey) wrote,
zeleninsergey
zeleninsergey

Categories:

Пирс Брендон. Упадок и разрушение Британской империи. 1781 - 1997. Часть 2.

173405_2174741.jpg
«Я верю в эту расу, самую великую правящую расу из всех, которые видел мир. Эта англо-саксонская раса - такая гордая, цепкая, самоуверенная и целеустремлённая. раса, которую не могут испортить ни климат, ни перемены, неизбежно будет доминирующей силой всеобщей истории и всеобщей цивилизации»
(с) Джозеф Чемберлен.

Продолжить рецензию на книгу Брендона, я хотел бы составленными мною на основе материалов в книге краткими рассказами о ряде личностей, которые внесли существенный вклад в дело продвижения Империи, в данном случае, на территории Африки, поскольку именно на ней я закончил предыдущую часть.

(без названия)
1. Сесил Джеймс Родс.
 Он читал Гиббона чаще и охотнее, нежели Библию. «Он всегда был готов припомнить римский прецедент» (как мы можем заметить, Брендон постоянно делает отсылки к Риму и конкретно к Гиббону). Он платил бедным учёным за перевод оригиналов тех произведений, которые использовал Гиббон, и собрал их в 200 томах в сафьяновых переплётах, добавив к ним биографии римских императоров. Родс считал, что сам он физически напоминает Тита, а умственно – Адриана (что весьма интересно смотрится, учитывая слухи о гомосексуальных наклонностях Родса, будто бы имевших место). Любимой его цитатой была такая – «Всегда помни, что ты римлянин!» Эмиль Людвиг писал: «Родс был римлянином в большей степени, чем какой-либо англичанин когда-либо. Это выдающийся романтик, гений колонизации, империалист до грани безумия». Противником у Родса был легендарный Пауль Крюгер, своего рода, его двойник. Президент Трансвааля сравнивал себя с волом, а своего оппонента - с беговым конём, считая, что сила победит скорость. Крюгер был грубоватый, неприветливый, угрюмый, некрасивый, упрямый, жестокий, физически сильный человек. Будучи мальчиком, он принимал участие в знаменитом Великом Переселении буров. Он носил довольно архаичную одежду – цилиндр, фрак, зелёный пояс и бакенбарды. К тому же был убеждён, что Земля плоская, в то время, как Родс был готов, если это будет возможно, аннексировать и планеты. Ещё в молодости он предлагал создать общество, по образцу иезуитов, для продвижения распространения Британской империи. Это был высокий светловолосый и голубоглазый человек, но со слабыми лёгкими. Он сумел создать мощную компанию «Де Бирс» (существующую до сих пор), а в его честь назвали страну (которая, увы, уже не существует в прежнем виде и называется иначе).

(без названия)
2. Горацио Герберт Китченер.
 Египетский «Сердар», он собирал керамику, хотя не хотел за неё платить, замечает Брендон, и вообще обладал любовью к прекрасному. Автор отмечает также про его гомосексуальные наклонности (надо сказать, что об этом писал ещё Фергюсон, под влиянием которого написана книга Брендона – он уделил место упоминанию того, что Родс, Китченер, Баден-Пауэлл и Лоуренс имели такие наклонности; впрочем, зная особенности британской системы образования с её закрытыми мужскими школами, это неудивительно. Ну и, конечно, подобное имело место на Востоке). Будучи малообразованным, письма свои он писал совершенно безграмотно (порою их вообще было невозможно прочитать). Даже в 1916 году выяснилось, что он никогда не слышал про Уордсуорта. К солдатам он относился как к простым винтикам военной машины. К большинству офицеров был непреклонен, невежлив и груб. Отмечали, что «он глубоко презирал всех солдат, кроме себя самого». Генерал Хантер, близкий соратник генерала, писал о нём: «Это не человек, у него нет сердца. У него случаются эксцентрические и странные вспышки щедрости, особенно, когда он терпит поражение. Это тщеславный эгоист, самоуверенный, имеющий массу гордости и амбиций, он ожидает всего и узурпирует всё, но ничего не даёт. Он представляет собой смесь лисы, еврея и змеи и, как и все задиры, становится голубем, если его прижать». Участник похода в Судан молодой офицер Черчилль писал о Китченере, что «он может быть военачальником, но никогда не будет джентльменом». Фрэнсис Янгхасбанд назыывал его «грубияном и пустым местом», а Томас Эвард Лоуренс Аравийский отмечал, что «он нечестен по обычным мужским сводам правил». Даже певец Империи Киплинг назвал Горацио Герберта «откормленным фараоном в шпорах» с «мясницким высокомерием».


3. Чарльз Джордж Гордон Хартумский.
Это был убеждённый христианин и очень харизматичный человек, считавший себя лишь стамеской Плотника. Невысокий мужчина со стальным пронзительным гипнотизирующим харизматичным взглядом. «Я стреляю, но я не вешаю. Так быстрее» – говорил он. Гордон показал себя блестящим лидером нерегулярных войск и отличился во время подавления Тайпинского восстания в Китае. Вопреки приказам из Лондона, этот «христианский лунатик» решился защищать Хартум от армии Махди, чем обеспечил преобладание британцев в Египте на 70 лет. «Человек, который обычно советуется с пророком Исайей, столкнувшись с трудностями, едва ли станет подчиняться каким-либо приказам», отметил британский консул в Египте Ивлин Баринг. Гордон-паша погиб как герой в захваченном махдистами Хартуме. После его гибели в викторианской Британии стал развиваться его культ как героя Империи, а Гладстона назвали «убийцей Гордона» (в том же 1885 году он лишился кресла премьера и его сменил консерватор лорд Солсбери).

От портретов героев Империи перейдём к важному событию, которое стало переходом из века XIX-го в век ХХ-й. Это Первая мировая война. Она имела важное значение для различных частей Британской империи. Для Канады, Австралии и Новой Зеландии это было тем, что подтолкнуло их к созданию собственных наций, отдельных от англичан, от остальных британцев. То есть, по сути, Первая мировая разъединила белые народы на отдельные нации. Об этом, надо сказать, говорили такие столпы британского империализма, как Сили и Крэмб. «У Англии есть колонии - Канада, Австралия и Новая Зеландия, Южная Африка. Еси они объединятся в единое политическое целое, поскольку их народы составляют единую нацию, то Британия будет равносильна новым нациям, а без такого объединения Британию ждёт уход в тень» – такова основная идея Сили, пересказанная Егором Холмогоровым. Сили – это, скорее, националист, заботящийся о «межконтинентальном единстве британской нации». Эти слова услышаны не были. Галлиполи и Вими-Ридж, фактически, стали символами национального обособления, серьёзными толчками к обособлению. Егор Холмогоров отмечает, что «по сей день и канадцы, и австралийцы и новозеландцы не представляют собой наций с выраженными чертами (ну может быть австралийцы немного). Это именно политически отдельные англичане». Однако же Первая мировая война существенно повлияла на сознание этих белых доминионов.

Совсем другое дело – ирландцы. обитатели другого белого имперского владения. Эти, что интересно, предпочли ... забыть Первую мировую. Они сознательно сделали так, чтобы мемориал погибшим был сооружён не в центре столицы, а на периферии, а при его открытии не было никакой торжественности. После этого, он стал приходить в запустение, за ним сознательно не ухаживали. Ирландцы откровенно не желали ассоциировать себя с этой войной, в которой они сражались и умирали за Британию. Они предпочитают помнить Пасхальное восстание 1916 года, произошедшее в разгар войны, причём, его лидеры были ориентированы пронемецки. Британцы подавили это восстание, бой шёл в центре Дублин с использованием артиллерии и броневиков. Пасхальное восстание – это важное событие для ирландцев. для их национального сознания, которое они выставляют всегда на первый план, предпочитаю забыть Первую мировую. Ничего не напоминает?

Лидер ирландских националистов Парнелл был человеком английского образования и английского воспитания, с английскими манерами, английским характером – однако он был страстным ирландским патриотом и ненавистником англичан. За его холодной сдержанностью скрывались натянутые нервы и бурлящие страсти. Мало того, он был протестантом и вообще агностиком (это при том, что ирландцы были католиками и именно католицизм воспринимали как свою национальную религию в противовес английскому протестантизму) и, к тому же, испытывал суеверное отвращение к зелёному цвету – национальному ирландскому цвету! Это не помешало ему стать «некоронованным королём Ирландии». Его популярность увеличил его арест в 1881 году с помещением в тюрьму Килманхэйм с последующим освобождением. Погубил его мезальянс с женой капитана О’Ши – после того, как эта связь стала известна всем, Парнелл был уничтожен как лидер ирландского национального движения.

Самые разные методы применяли ирландцы в борьбе за свободу. 6 мая 1882 года ирландская террористическая группа убила уполномоченного по делам Ирландии лорда Фредерика Кавендиша в Феникс-парке в Дублине – британский аристократ был заколот длинными кинжалами. Терроризм ирландских фениев стал одним из ярких примеров терроризма с национально-освободительным уклоном. Ещё одним методом был бойкот – собственно, этот известный метод ненасильственной борьбы за права имеет чёткое националистическое происхождение. Ещё одним методом борьбы был спорт – в пику английскому крикету шло развитие национальных видов спорта, таких как гаэльский футбол и хоккей на траве. Ирландский спорт был одним из столпов ирландского национализма, как язык, театр, литература. Культурный национализм был важной и неотъемлемой частью ирландского национализма.

Неудачей Пасхального восстания автор считает то, что вместо применения партизанской тактики, повстанцы удерживали отдельные пункты в городе, к тому же оно явно было не подготовлено. К тому же накануне восстания англичане захватили немецкий корабль «Ауд» с 20 тысячами винтовок на борту (ничего не напоминает?) и арестовали направленного в Германию сэра Роджера Дэвида Кейсмента (лишён всех наград и казнён через повешение в августе 1916 года за измену; мало того – его репутацию изрядно подмочили, предав гласности его дневники, в которых описывались его гомосексуальные любовные приключения; гомосексуальные наклонности Кейсмента  были ещё более ужасным делом, чем связь Парнелла с замужней дамой). Однако в результате поражения и казни вожаков восстания, ирландцы одержали моральную победу – это была «победа через провал». Ленин оценивал его довольно высоко: «Удар одинаковой силы, нанесённый власти английской империалистической буржуазии восстанием в Ирландии, имеет  в  сто раз большее политическое значение, чем в Азии или в Африке». Пасхальное восстание повлияло на индийских националистов, подогрев их стремление бороться против англичан.

На этом мы вновь остановим наше повествование, чтобы продолжить его в следующий раз. 
Tags: Австралия, Античность, Африка, Великобритания, Германия, Греция, Древний Рим, Индия, Ирландия, Ленин, Ни дня безъ книги, Новая Зеландия, Первая мировая, Холмогоров, Черчилль, консерватизм, либералы, национализм, политика
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments