zeleninsergey (zeleninsergey) wrote,
zeleninsergey
zeleninsergey

Category:

Русский крестовый поход

Улучшенная, исправленная и дополненная версия прежнего поста.

(без названия)
Мы привыкли, что крестовые походы - это военные походы западноевропейских рыцарей на Ближний Восток. Но мало кто знает, что были и русские крестовые походы, устраиваемые русскими князьями.

В частности, эта тема была затронута в статье Егора Холмогорова о Византии:

Не менее характерна и русская реакция на первый крестовый поход. В едва освобожденный франками Иерусалим отравляется русский игумен Даниил, подробно описывает свое паломничество в Святую Землю в своем знаменитом «хождении», близко общается с первым иерусалимским королем Балдуином Фландрским, принимает участия в церковных службах крестоносцев у Гроба Господня, и оставляет в палестинской Лавре Святого Савы записку с поминовением русских князей: «Се же имена их: Михаил Святополкъ, Василие Владимеръ, Давидь Святославич, Михаилъ Олегъ, Панъкратие Святославич, Глѣбъ Менский»[1].

А вскоре сами русские князья организуют настоящий крестовый поход на половцев, инициатором которого выступает Владимир Мономах:

«И оболичишася во бронѣ, и полки изрядиша, и поидоша ко граду Шаруканю. И князь Володимеръ пристави попы своя, ѣдучи предъ полкомъ, пѣти тропари и коньдакы хреста честнаго и канунъ святой Богородици»[2].

Ни одно сражение русских со степняками ни до, ни после, вплоть до похода Ивана Грозного на Казань, не имело столь отчетливого религиозного оформления. Мономах хотел дать именно степную реплику крестового похода, оказавшуюся, кстати, весьма результативной[3].


(без названия)(без названия)
Исследователи чётко говорят о том, что поход на половцев в 1111 году носил характер крестового. Например, А.Н.Боханов и М.М.Горинов в работе «История России с древнейших времён до конца ХХ века»[4] чётко обозначают §5 5-й главы I-го раздела как «Крестовый поход в степь 1111 г.». Вот что там сообщается:

Этот поход начался необычно. Когда в конце февраля войско подготовилось к выходу из Переяславля, то впереди него выступили епископ, священники, которые с пением вынесли большой крест. Его водрузили неподалеку от ворот города, и все воины, в том числе и князья, проезжая и проходя мимо креста, получали благословение епископа. А затем на расстоянии 11 вёрст представители духовенства двигались впереди русского воинства. В дальнейшем они шли в обозе войска, где находилась и вся церковная утварь, вдохновляя русских воинов на ратные подвиги.

Мономах, бывший вдохновителем этой войны, придал ей характер крестового похода по образцу крестовых походов западных властелинов против мусульман Востока. Инициатором этих походов выступил папа римский Урбан II. А в 1096 г . начался первый крестовый поход западных рыцарей, закончившийся взятием Иерусалима и созданием рыцарского Иерусалимского королевства. Священная идея освобождения «гроба Господня» в Иерусалиме от рук неверных стала идеологической основой этого и последующих походов западных рыцарей на Восток.

Сведения о крестовом походе и освобождении Иерусалима быстро распространились во всем христианском мире. Было известно, что во втором крестовом походе принимал участие граф Гуго Вермендуа, брат французского короля Филиппа I, сын Анны Ярославны, двоюродный брат Мономаха, Святополка и Олега. Одним из тех, кто принес эти сведения на Русь, был игумен Даниил[5], побывавший в начале XII в. в Иерусалиме, а потом оставивший описание[6] своего путешествия о пребывании в крестоносном королевстве. Даниил был в дальнейшем одним из сподвижников Мономаха. Возможно, ему и принадлежала идея придания походу Руси против «поганых» характера крестового нашествия. Этим и объясняется та роль, которую отвели духовенству в этом походе.

В поход вышли Святополк, Мономах, Давыд Святославич с сыновьями. С Мономахом находились его четыре сына — Вячеслав, Ярополк, Юрий и девятилетний Андрей.

Достигнув реки Ворсклы, перед выходом в половецкую степь Мономах снова обратился к духовенству. Священники воздвигли на холме большой деревянный крест, украшенный золотом и серебром, и князья целовали его на глазах всего воинства. Крестовая символика похода продолжала соблюдаться.

Половцы отступали в глубь своих владений. Вскоре русское войско подошло к Шаруканю — это были сотни глинобитных домов, кибиток, опоясанных невысоким земляным валом. Ни хана Шарукана, ни его войска в городе не было. Перед приступом Мономах снова выдвинул вперед духовенство и оно освятило русскую рать. Но депутация горожан вынесла русским князьям на огромных серебряных блюдах рыбу и чаши с вином. Это означало сдачу города на милость победителей и желание дать выкуп за сохранение жизни горожан.

<...>

Весть о русском крестовом походе в степь была доставлена в Византию, Венгрию, Польшу, Чехию и Рим. Таким образом, Русь в начале XII в. стала левым флангом общего наступления Европы на Восток
[7].
4a7148f8cd4a.gif
Советский историк Б.А.Рыбаков в своей работе «Рождение Руси» писал следующее:

Иногда  выступлениям  против половцев  придавался  характер крестового похода – впереди войска ехали попы  с крестами  и пели песнопения. О таких походах писали специальные сказания, где говорилось, что «слава о них дойдёт до Чехии и Польши, до Венгрии и Греции и даже дойдёт до Рима».

Об этом долго помнили, и сто лет спустя, воспевая праправнука Мономаха, князя Романа Мстиславича, летописец писал о  том, как Владимир  загнал  хана Отрока Шарукановича за «Железные врата» на Кавказе:

«Тогда Володимер Мономах пил  золотым шеломом Дон, приемши землю их всю и загнавшю окаянные агаряны» (половцев - Б. Р.).

Независимо от личных мотивов Владимира Мономаха  победоносные походы на половцев принесли  ему  широкую  славу  хорошего  организатора  и блестящего полководца[8].
(без названия)(без названия)
Как уже было отмечено выше, одним из вождей Первого крестового похода в Палестину был двоюродный брат Владимира Мономаха – Гуго Великий, граф Вермандуа.  Потерпев крушение у берегов Албании, он был отправлен в Константинополь и принёс ленную присягу императору Алексею Комнину. В 1102 году потерпел поражение в сражении в Каппадокии, был тяжело ранен и скончался 18 октября в Киликии, в городе Тарсус.

ПРИЛОЖЕНИЕ:

Егор Холмогоров о Владимире Мономахе:

Помимо братолюбия, Мономах вдохновил крестовые походов против половцев и разработал их тактику — глубокая операция весной, когда трава в степи хилая и половецкие кони слабы. Со степняками он поступал сурово и даже жестоко, как показывает история с казнью «Итларевой чади» — половецких князей.

Судя по описанию его охотничьих подвигов, Мономах был не просто страстный, а крайне рисковый охотник в лучших рыцарских традициях. Западные исследователи чаще всего и рассматривают его как «русского рыцаря». На то есть все основания — рубеж XI-XII вв. стал временем максимальной интеграции русского, византийского и западноевропейского элитных сообществ. Тетки и сестры Мономаха выходили замуж до самой Франции, он сам — сын дочери Василевса — женился на дочери убитого при Гастингсе английского короля Гарольда Годвинсона. В этом едином клубке трудно обнаружить принципиальную разницу между русским князем и анжуйским графом — кроме, пожалуй, блестящего образования, позволившего Мономаху написать такую яркую автобиографию.

На Западе пора таких книг настанет лишь спустя 100 лет, когда Жоффруа де Виллардуэн опишет взятие Константинополя — в конце XI века пишущий рыцарь был на Западе нонсенсом. Поучение Мономаха осталось редким саженцем возможного, но не состоявшегося будущего, где Русь на равных и кое в чем впереди, где князь одинаково ловко держит копье, рогатину, скипетр и перо[9].




[1] Хождение игумена Даниила // Памятники литературы Древней Руси. XII в. М.: «Художественная литература», 1980. С. 114.
[2] ПСРЛ. Т.2. Ипатьевская летопись. Стб. 266.
Tags: Византия, Владимир Мономах, Православие, Франция, Холмогоров, крестоносцы, национализм, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments