zeleninsergey (zeleninsergey) wrote,
zeleninsergey
zeleninsergey

Categories:

Арсений Головко. Вместе с флотом.

«Героическая оборона Заполярья войдет в историю нашего народа как одна из самых ярких, самых запоминающихся страниц. Здесь враг был остановлен осенью 1941 года... Борьба за охрану наших северных коммуникаций в течение трех с лишним лет войны является славным подвигом моряков Северного флота...»
Из Указа Президиума Верховного Совета СССР
об учреждении медали «За оборону Советского Заполярья» от 6 декабря 1944 года.

На дняхbs0000629187.jpg прочитал весьма интересную книгу – мемуары адмирала Головко, который во время Великой Отечественной командовал Северным флотом. Первое издание книги вышло в 1960 году, переиздана была после смерти автора с дополнениями в виде его собственноручных заметок, сделанных для нового издания, которого уже не застал. Книга воспоминаний написана на основе дневника адмирала, который он вёл во время войны. Читается книга крайне интересно, порою просто на одном дыхании, когда ты следишь за судьбой моряков, лётчиков и солдат. В этой книге немало героических страниц, где описываются подвиги защитников Заполярья, защитников Арктики. Там есть огромное количество эпизодов, волнующих и заставляющих напряжённо переживать. К тому же история моей семьи связана с военным и послевоенным Мурманском. Я люблю этот город, хотя там ни разу не был. Но это часть моей семейной истории. Поэтому я особенно сердцем привязан к нему и героическим страницам его истории. Для меня это что-то родное, своё, близкое.
Стоит отметить, что из всех трёх флотов на линии западных границ СССР Северный был самым слабым и малооснащённым. У него не было дредноутов и достаточного количества серьёзных кораблей. Не было и давних флотских боевых традиций, таких у балтийцев и черноморцев. Однако именно этот флот в течение всей войны сохранял активность и мобильность. На Балтике корабли заперли в Финском заливе, они превратились в батареи, защищавшие город Петра. На Чёрном море мы лишились главных портов – Одессы, Севастополя, Новороссийска. Вражеская авиация всячески препятствовала деятельности флота. Так что большую часть войны старые флоты были не особо активны. Зато североморцы, которые защищали также пути снабжения по ленд-лизу (конвои союзников шли в Мурманск и Архангельск, откуда грузы отправлялись по железной дороге к войскам), встали насмерть и сумели отстоять Мурманск, важный порт в данном регионе и в стране (незамерзающий). Северный флот, в итоге, доказал всю свою важность и значимость, приобрёл боевые традиции и историю и сегодня это сильнейший флот страны (в частности, в его составе находится наш единственный авианосец – ТАВКР «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов», флагманом является ТАРКР «Пётр Великий»). Ещё до войны товарищ Сталин в разговоре с Головко подчеркнул важность Северного флота и русской Арктики, Заполярья: «Между тем театр большой важности, очень сложный, открытый, по-настоящему океанский театр, не в пример Балтике и Черному морю. И не надо забывать, что во время первой мировой войны связь между западными государствами и Россией была более обеспеченной по северному направлению, нежели через балтийские порты...». Собственно, во время Первой мировой Россия была вынуждена обратиться за помощью к союзниками, поскольку её ресурсы стали заметно иссякать – к такой длительной войне никто не готовился, потому вскоре на фронте стала ощущаться нехватка боеприпасов, «снарядный голод». Поэтому Россия стала закупать необходимые товары у Англии и США. Поставки пошли через Северную Атлантику и Северный Ледовитый океан. Снабжение шло, первоначально, через Архангельск, который когда-то был построен специально для торговли с Англией (впрочем, ещё до его основания в 1583 году торговля с Западом шла через Холмогоры и Колу), и другие порты на Белом море (включая Кандалакшу). Но поскольку это всё же замерзающие порты, то необходим был новый порт, через который шла бы поставка военных грузов круглый год. Таким местом стал омываемый водами тёплого течения Гольфстрим Кольский полуостров, куда от Петрограда была проложена Мурманская железная дорога (с 1935 года – Кировская, с 1959 года – в составе Октябрьской). Так начинается история Мурманска, который в этом году отметит своё 100-летие. Сегодня Мурманск — крупнейший в мире город, расположенный за Северным полярным кругом (в 2015 году население составило 305 236 человек; для сравнения население Нарвика составляет 18 473 человек, а Тромсё – 59 590 человек (Норвегия); из русских городов в Заполярье Воркута насчитывает 60 368 человек, а Норильск – 176 251 человек; города Нуук (Готхоб) и Рейкьявик находятся южнее Северного Полярного круга, но всё равно уступают по численности населения Мурманску). В этническом населении Мурманск является русским городом – 95,8% его населения являются русскими (великороссы, малороссы и белорусы), это практически совпадает с показателями по Мурманской области – в ней 95,5% населения являются русскими. «Сами эти места открыты и основаны русскими людьми», пишет в мемуарах Головко.

Мурманск по праву может называться «северным Севастополем». Правда, в отличие от своего южного собрата, этот город так и не был взят немцами (впрочем, ранее город уже пережил оккупацию – с марта 1918 года по осень 1919 года в нём находились войска Антанты; это был единственный раз в истории города, когда он был захвачен врагом), выдержав многочисленные вражеские атаки. Молодой город, основанный в 1916 году (хотя Мурманский морской порт и портовый посёлок Семёновский были основаны в 1915 году) под именем Романов-на-Мурмане, во время Великой Отечественной обрёл традиции боевой славы. Как знаменитая песня «Легендарный Севастополь» стала гимном этого города, так и знаменитая песня «Прощайте, скалистые горы!» стала гимном Мурманской области. Сам Головко проводит аналогию между двумя этими городами в начале главы «Потомству в пример», где он объясняет значение данного названия: «Смысл этих слов не подвластен времени. Вернее, они всегда уместны для того, чтобы определить ими значение исторического деяния, совершенного ради высокого понятия — служение Родине. Вот почему они запомнились мне сразу, как только я впервые, задолго до войны, еще в юности, когда служил на Черноморском флоте, прочел надпись на памятнике капитан-лейтенанту Казарскому в Севастополе. То же самое можно сказать сейчас, когда передо мной лежит медаль с вычеканенными на ней словами: «За оборону Советского Заполярья». Пройдут века, и эта медаль так же, как памятник Казарскому, останется вещественным напоминанием, незабвенной памятью героических дел, которые всегда будут «потомству — в пример»». Стоит также отметить, что уроженцами Новороссии, Юга России,  были Николай Лунин (родился в Одессе, вырос в Мариуполе, учился в Ростове-на-Дону), Израиль Фисанович (родился в Елизаветграде, вырос  в Харькове), Григорий Щедрин (родился в Туапсе, учился в Херсоне), Александр Каутский (родился в Херсоне).
2.Vidyaev_F_foto.jpg
Итак, Великая Отечественная стала важнейшей страницей в истории города и края. Битва за Заполярье была героической страницей русской истории, в которой мы увидим множество поразительных примеров мужества и бесстрашия. Сам Головко отмечает в мемуарах, что Северный флот за всю войну не имел ни одного дезертира и ни одного перебежчика, зато дал стране двух Дважды Героев Советского Союза (катерник капитан-лейтенант Шабалин и лётчик гвардии подполковник Сафонов, удостоенный второй Звезды Героя посмертно) и ещё один получил второе звание Героя  уже на Тихом океане (морпех старший лейтенант Леонов), а также свыше 40 тысяч орденоносцев. «Численно более слабый кораблями различных классов, не имея совсем крупных надводных кораблей в первый период войны, уступая и в количестве подводных лодок и в авиации (вплоть до 1943 года), наш Северный флот сумел благодаря мастерству и целеустремленности его людей сперва устоять перед сильнейшим противником, оснащенным всеми современными средствами для борьбы на море, затем одержать решительную победу над ним и за годы войны стал по праву хозяином положения на одном из труднейших морских театров», констатирует итог данного грандиозного сражения Головко. И стоит сегодня над Мурманском гордо, будучи виден издалека, "Алёша" - Памятник защитникам Заполярья, визитная карточка города.

Имена героев битвы за Заполярье увековечены в местной топонимике – в частности можно отметить населённые пункты Видяево, Гаджиево, Сафоново (в них находятся военно-морские базы Северного флота). О каждом из этих героев можно рассказать целую историю, достойную былины.
Фёдор Алексеевич Видяев, уроженец эрзянского села из Самарской области, с 1921 года с семьёй поселился в Мурманске, был матросом на рыболовном судне, а затем был отправлен на учёбу в Военно-морское училище по комсомольской путёвке, по окончании которого отправлен на Северный флот. Два года был помощником командира подлодки у Николая Лунина (который прославится вскоре своей знаменитой атакой на «Тирпиц»). В марте 1942 года стал самостоятельным командиром подводной лодки. Это был храбрый и авторитетный командир. В частности, стоит отметить описываемый Головко случай, когда его лодка лишилась хода и вынуждена была идти под импровизированным парусом (это случилось в апреле 1942 года, во время его шестого похода). Когда экипаж вынужден был её оставить и перейти на другую лодку (К-22 Котельникова), Видяев покинул свой корабль последним по старой морской традиции. В июле 1943 года он не вернулся из боевого похода.
Магомед Гаджиев был первым аварцем, удостоенным звания Героя Советского Союза (23 октября 1942 года, посмертно). Он отметился существенным вкладом в боевые традиции Северного флота: так именно он ввёл в практику подводников потопление транспортов противника из артиллерийских орудий, которыми были оснащены лодки типа «К», и салют из орудия в знак того, что экипаж одержал очередную победу в море. 12 мая 1942 года Гаджиев погиб в бою. Служба подводников была очень трудной и опасной: «Нет, пожалуй, более трудной боевой службы, чем служба подводника. Если, например, летчик все же имеет шансы на то, чтобы спастись (или самолет спланирует без мотора, или можно выпрыгнуть с парашютом), то у подводника нет никаких шансов. С глубин более пятидесяти метров нечего и надеяться выбраться из затонувшей лодки. У нас же на Северном театре, даже в Кольском заливе, то есть дома, нет глубин меньше чем 250–300 метров».
Борис Феоктистович Сафонов, уроженец села Синявино Тульской губернии, был лучшим лётчиком-истребителем авиации Северного флота – одержал 25 побед (5 в группе), совершил 234 боевых вылета и стал первым Дважды героем советского Союза среди лётчиков. Первый раз награждён 16 сентября 1941 года, второй раз – 14 июня 1942 года (посмертно). Погиб 30 мая 1942 года в бою, успев перед смертью сбить 3 «юнкерса» (Ю-88). Англичане, восхищённые его подвигами, наградили героя крестом «За выдающиеся лётные заслуги»  (19 марта 1942). Надо отметить, что Сафонов же первым открыл счёт сбитым вражеским самолётам в ходе битвы за Заполярье – 24 июня 1941 года на борту своего «ишачка» (И-16) он сбил вражеский «юнкерс» (Ю-88), ошибочно отмеченный как «хейнкель» (Хе-111). Вот как описывает Сафонова Головко: «Сафонов — герой дня. И, думаю, не только одного дня. Он — общий любимец, этот типичный русак из-под Тулы. Отличный, волевой летчик. Широкоплечий, с открытым русским лицом, с прямым взглядом больших темно-серых глаз. Стоит только увидеть его, и он сразу же вызывает симпатию. Самолетом владеет в совершенстве. По отзывам авиационных специалистов, у него очень развито чувство времени и расстояния. Нетороплив, обстоятелен — по характеру настоящий летчик со всеми данными командира. Надо не упускать его из виду, нацеливать людей на учебу у него. Побольше бы нам таких соколов».
С волнением и гордостью за героев читаются строки о знаменитых страницах битвы за Заполярье. Это последний бой сторожевика «Туман» с немецкими эсминцами в августе 1941 года у острова Кильдин, когда раненый рулевой краснофлотец Семёнов и радист старший краснофлотец Блинов подняли под огнём врага сбитый с мачты флаг корабля, с которым тот и ушёл под воду. Это неравный бой знаменитого ледокола «Александр Сибиряков» против немецкого тяжёлого крейсера «Адмирал Шеер». Это трагедия эсминца «Сокрушительный», когда командир корабля капитан 3-го ранга Курилех, военком старший политрук Калмыков и помощник командира  капитан-лейтенант Рудаков покинули «Сокрушительный» не последними (согласно старинной морской традиции), чем вызвали возмущение как экипажа, так и руководства Северного флота. За данное грубое нарушение воинской дисциплины, за трусость и малодушие Курилех и командир БЧ-2 Исаенко были расстреляны по приговору трибунала флота.  Калмыков был осужден на 10 лет; командир БЧ-4 Анисимов, командир БЧ-1 Григорьев и командир БЧ-5 Сухарев были направлены в штрафбат на фронт. Старпому Рудакову смертный приговор благодаря вмешательству самого Головко был заменён лишением воинского звания капитан-лейтенанта и 10-летним заключением в исправительно-трудовых лагерях, с отсрочкой его исполнения до окончания военных действий и направлением на фронт. В марте 1943 года приговор заменён пребыванием в штрафных частях. В качестве рядового Рудаков участвовал в обороне полуострова Рыбачий и после ранения  решением военного трибунала армии судимость с него была снята, а вскоре он был восстановлен в офицерском звании и возвращён на флот. Подобный случай Головко называет единственным за всю войну, никто больше из командиров-североморцев не проявил столько постыдной трусости как Курилех. Это и знаменитая атака Луниным «Тирпица». Это и героическая оборона полуострова Рыбачий, где враг там и не смог перейти границу СССР. Это и десант в Лиинахмари, взятие Петсамо (Печенги) и Киркенеса. Всего и не перечислишь.

Немаловажное место занимают в мемуарах отношения с английскими союзниками. За все годы войны сменилось четыре главы английской военно-морской миссии. Английские и американские моряки неоднократно бывали в Мурманске, общались с советскими гражданами и даже заигрывали с местными девушками (об этом, в частности. мне рассказывала моя бабушка). Известный английский военкор, прославившийся своими репортажами с воюющего Донбасса, Грэм Филипс с гордостью говорит о своём деде, который участвовал в полярных конвоях: «Мой дедушка воевал вместе с русскими солдатами против фашизма, как британский моряк, он оказывал помощь СССР в составе «северных конвоев»». Головко пишет о трагедии конвоя PQ-17 и считает, что англичане решили сделать из него ловушку для «Тирпица»: большой  караван судов должен был стать приманкой для него. Однако атака Лунина заставила корабль уйти на базу и встать в ремонт, а английские корабли прикрытия по приказу из адмиралтейства покинули  конвой, который подвергся атакам немцев и большей частью уничтожен. Головко возмущается тем, англичане выпустили несколько крупных немецких кораблей из Бреста и пропустили их через Ла-Манш в Северное море. Также его возмущение вызывает поведение союзников и на последних этапах войны, в том числе после капитуляции противника. Особенно возмущает его случай в Тромсё, где находился лагерь для военнопленных: «С момента капитуляции и по 31 мая включительно весь офицерский и рядовой состав 6-й горной дивизии гитлеровцев, расквартированной в районе Тромсё и в прилегающих к нему местах, мало того что не был разоружен, но и сколько угодно разгуливал по городу с оружием. Между тем в самом Тромсё и возле него находились лагеря военнопленных, завезенных гитлеровцами в Норвегию в качестве рабочей силы. Формально военнопленные были освобождены и взяты под покровительство английских властей; на самом деле безоружные люди были предоставлены произволу вооруженных фашистов, которые не преминули воспользоваться таким попустительством. И в самом городе, и в его окрестностях гитлеровцы охотились за своими бывшими пленниками и, как только узнавали, что перед ними русские, убивали безоружных людей, надеявшихся на скорое возвращение на родину. Убивали и поодиночке и группами, безнаказанно, ибо английские власти делали вид, что ничего не замечают. Именно такая позиция английского командования сделала возможным преступление, совершенное 21 мая, когда гитлеровцы полностью уничтожили на одном из островов близ Тромсё так называемый «русский лагерь военнопленных», расстреляв там до двух тысяч человек. Несмотря на это, даже 31 мая 6-я немецко-фашистская горнострелковая дивизия еще не была разоружена...»
В данном тексте сказать хотелось бы много, но не всё возможно. Поэтому хотелось бы завершить её ещё несколькими моментами, касающимися автора данной книги. Егор Холмогоров в статье об Адмирале Флота Советского Союза Горшкове (родился в городе Каменец-Подольский, детство и юность провёл в Коломне) отметил, что многие великие адмиралы родились вдали от моря (Ушаков – село Бурнаково Ярославской области, Сенявин – деревня Комлево Калужской области, Нахимов – село Хмелита Смоленской области, Кузнецов – деревня Медведка Архангельской области). Арсений Григорьевич не исключение – из станицы Прохладной, потомственный казак. Но судьба сделала так, что он встал на защиту далёкого от его родных краёв Заполярья. Образ знаменитого флотоводца воплощён в кино. В фильме Бориса Волчека «Командир счастливой «Щуки»» (1972) адмирала Головко сыграл актёр Павел Махотин. Этот фильм основан на реальных событиях: несмотря на присутствующие в фильме ляпы и вольности, многие сюжеты в фильме не выдуманные, а имели место быть на самом деле. В частности, случай с лодкой Рудакова был списан с аналогичного, имевшего место с лодкой Видяева происшествия. В экранизации по мотивам «документальной трагедии» Валентина Пикуля (воевал юнгой на торпедных катерах Северного флота) «Реквием каравану PQ-17» (1969 – 1972) «Конвой PQ-17» (2004) Головко сыграл Валерий Дьяченко.
Tags: Великая Отечественная, Великобритания, Германия, Гитлер, Крым, Ни дня безъ книги, Новороссия, Первая мировая, Пикуль, Пётр I, СССР, США, Сталин, Финляндия, Холмогоров, история, национализм, политика
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments