zeleninsergey (zeleninsergey) wrote,
zeleninsergey
zeleninsergey

Category:

Евгений Тарле. Русский историк. Часть 7. Статья Яковлева. Раздел 1.

Я вновь, в который раз уже, возвращаюсь к личности Евгения Викторовича Тарле. В прошлых очерках были вопросы и моменты, нуждающиеся в более детальном и более подробном рассмотрении.

Как уже ранее говорилось, против Евгения Викторовича имела место откровенно лживая и клеветническая кампания в журнале ЦК ВКП(б) «Большевик». Я уже рассмотрел полемику Тарле с Кожуховым на страницах журнала. Если кратко, то речь там шла о том, что Тарле допустил ряд ошибок (как считал Кожухов, сознательных) и просчётов в своей книге «Нашествие Наполеона на Россию», причём, оправдания историка не были приняты во внимание, и редакция полностью встала на сторону Кожухова. Сделано это было сознательно, с целью заставить историка нервничать и переживать, чтобы он не забывал, что его карьера может закончиться и его вновь могут отправить в ссылку, как это уже было прежде.

Теперь же я хочу обратиться к более ранней критической статье в журнале «Большевик», которая вышла в 1945 году и нападала на его работу «Крымская война». Автором этой статьи значился Н.Яковлев. Она содержала в себе критику, основанную на ортодоксальных марксистских позициях, которую я и намерен рассмотреть, по возможности, подробнее.

Начнём же мы, сперва, о самом Яковлеве. Николай Никифорович Яковлев (не путать с историком Николаем Николаевичем Яковлевым!) родился 30 апреля 1898 года в селе Шульбинское Семипалатинского уезда Семипалатинской области Степного генерал-губернаторства Российской империи – территория Южной Сибири, ныне же это Восточно-Казахстанская область, Казахстан, где Семипалатинск с 2007 года называется Семей. Образование получал самостоятельно, сдавал экзамены экстерном, начинал работать в сфере народного образования.  Был в числе организаторов партийной ячейки в родном селе, служил в ЧОН и ОГПУ. В начале июня 1920 года вступил в РКП(б). В 1920 – 1923 годах учился в Семипалатинском педагогическом техникуме, в 1923 – 1928 годах был студентом Института имени Плеханова, затем Второго МГУ. Был председателем профкома (1924 – 1926), затем заместителем секретаря парткома (1926 – 1928).После окончания учёбы, он активно включается в преподавательскую и партийную работу – в 1929 – 1930 годах он. заведующий курсами партактива и преподаватель истории ВКП(б) Окружкома ВКП(б) в Костроме, в 1930 по 1934 годах – заведующий курсами редакторов областных газет, заместитель проректора, проректор по учебной части Всесоюзного коммунистического института журналистики в Москве. В 1934 – 1937 годы учится в Институте красной профессуры, по окончании обучения становится заместителем директора по учебной части ИКП. В апреле 1938 года решением Оргбюро Центрального комитета ВКП(б) Яковлев был назначен директором  Государственной публичной исторической библиотеки, которую возглавлял до января 1939 года. Сразу же после открытия Исторической библиотеки он был назначен директором  Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина (январь 1939 – июль 1943), известной в народе как «Ленинка». С июля 1943 по май 1948 годов – заведующий отделом школ ЦК ВКП(б). Это его должность на интересующий нас период.

Что касается его исторических работ, то их тематика была определена впечатлениями от непосредственного участия в гражданской войне в Сибири и Казахстане. В 1940 году Яковлевым была опубликована статья «Большевистское подполье в тылу у Колчака», переизданная (с изменениями и дополнениями) в 1941 году в виде отдельной книги. По этой теме в 1943 году он защитил кандидатскую диссертацию. Его специализацией, основной научной темой была истории первой российской революции 1905 – 1907 годов. Им же был разработан ряд лекций по истории СССР (вторая половина XIX — начало XX веков). В 1957 году вышла его монография «Вооружённые восстания в декабре 1905 года», в 1967 году – «Народ и партия в первой русской революции».

Итак, какие выводы мы можем сделать на основании данной информации?

Перед нами партийный функционер, проработавший в партийных структурах и, какое-то время, в органах госбезопасности. Его основным занятием была партийно-административная деятельность. Что же касается его специализации, то мы видим, что он специалист совершенно по другому историческому периоду, нежели тот, что рассматривается в работе Тарле. При рассмотрении его статьи, мы увидим, насколько он некомпетентен в вопросе, которым он решил заняться.

Сообщив информацию о Яковлеве, мы переходим к рассмотрению его статьи.

Начинается статья, как принято было в таких случаях, с краткого рассказа о том, что представляет собой рецензируемая работа, и с похвал в её адрес и адрес автора. «Автор использовал богатые материалы русских архивов, привлёк ряд иностранных источников, новые данные, до сих пор не известные широкой публике. Этим книга академика Тарле выгодно отличается от многих работ о Крымской войне, выходивших в дореволюционный период. Ценный труд Е.В.Тарле, несомненно, будет с интересом прочтён нашими историками. Книга уже получила ряд, в общем, положительных оценок и завоевала симпатии читателей. Этому способствуют её хорошая литературная форма, яркие характеристики политических деятелей, выдающихся полководцев той эпохи, в особенности русских – Нахимова, Корнилова, Истомина»[1].

После чего начинается перечень критики и претензий к работе Евгения Викторовича. «Многие положения и выводы академика Тарле вызывают серьёзные возражения.  Некоторые важные вопросы, касающиеся сущности и последствий Крымской войны, обойдены им или решаются неправильно. Между тем выяснение сущности и результатов войны – первейшая задача историка»[2]. И что же это за «важные вопросы»? Какие претензии выдвигает Тарле Яковлев?

Первый вопрос, который возникает у автора статьи – вопрос об анализе внутренней истории стран-участниц войны, их внутреннего положения, который, по его словам, у Тарле ограничивается «беглыми замечаниями об отдельных моментах этой внутренней истории». А без этого, считает он, «нельзя по-настоящему понять ни характера войны, ни её причин и результатов, ни даже самого её хода». По его мнению, социально-экономическая характеристика стран обязательна для всякого научного исследования, посвящённого крупному историческому событию, такому, как Крымская война. Здесь Яковлев решительно ссылается на Ленина, говорившего о «классовом характере» войны[3]. Собственно, дальше автор будет ссылаться в большинстве своём именно на Ленина – я подсчитал и нашёл, что ссылок на Ленина у него 8 (на 5 страницах), на Маркса и Энгельса ссылок всего 3, столько же – на Сталина. На источники, на работы других историков у Яковлева ссылок нет вообще. Этим, кстати, он серьёзно отличается от того же Кожухова, который ссылался на документы и недавно изданные работы советских историков, специалистов по вопросу войны 1812 года. К тому же, тот явно был относительно компетентен в данной теме (хотя, конечно, сравнивая Тарле и Кожухова, видно, что гораздо более профессионален и компетентен именно первый).

«Конечно, в таком специальном исследовании, каким является настоящая работа, совершенно немыслимо и неуместно было бы пытаться дать внутреннюю историю России в рассматриваемый период, касаться обстоятельно влияния войны на внутреннююimage2.jpg историю России во время и после военного периода, анализировать связь между концом войны и крестьянской реформой и т. д. Обычный в популярных книгах приём сваливать все эти предметы в кучу совершенно недопустим в работе, претендующей на научность и самостоятельность. О состоянии России перед войной можно и должно писать большую специальную работу, о внутреннем положении ее во время войны и после войны — другую большую работу, о крестьянском деле в первые годы после войны — третью, да и не одну, а несколько. Иначе, кроме навязших уже шаблонных и общеизвест
ных фраз о крепостном праве, о том, что Крымская война оказалась толчком к реформе и т.д., ровно ничего дать нельзя»[4]. Яковлев считает эти объяснения «неправильными» и, опять ссылаясь на Ленина[5], заявляет, что про историю войны нельзя писать в отрыве от экономики и «классовой политики» государств-участников. Яковлев возмущается, почему это Тарле не раскрывает такие понятия, как крепостное право, и не разъясняет, что Крымская война стала поводом к его отмене  – фактически, получается, что Тарле должен был вместо того, чтобы заниматься изучением войны, «разоблачать» самодержавие. Данного партийного функционера возмущает, что Тарле посмел возмутиться против того, чтобы использовать в текстах научных исследований «идеологически выдержанные» фразы и т.д., которые он называет «шаблонными и общеизвестными», что абсолютно верно. Тем и интересен нам Тарле, что он часто пренебрегал всеми этими пустыми фразами и писал именно о том, что действительно важно и интересно читателю.

Яковлев, не увидел должного анализа внутреннего положения России и других стран-участниц войны, делает это самостоятельно. Причём, как и следовало ожидать, со ссылками на Ленина как на единственный авторитетный источник по данной теме. В одном абзаце сразу 3 ссылки на него[6]. Яковлев, в традиционно марксистском ключе, характеризует Россию до 1861 года как «военно-феодальную империю, руководимую крепостнической верхушкой во главе с царём. Царизм был тормозом экономического и политического прогресса, он подтачивал и ослаблял силы народа, обрекал страну на отсталость»[7]. Собственно, типичный набор «шаблонных и общеизвестных фраз». Всё это словоблудие, тем более абсолютно лживое, любому нормальному человеку было поперёк горла. «До середины XIX века империя Николая I играла руководящую роль в Европе. Россия считалась одной из самых могучих держав и могла диктовать свою волю многим странам», пишет Яковлев и здесь невозможно не согласиться.
450px-Nicolaas_1
Россия действительно считалась после того, как в 1814 году сокрушила империю Наполеона, самой влиятельной и сильной державой Европы. Сперва, в рамках Священного союза, Россия даже отбросила свои национальные интересы, в частности, отказавшись поддержать восстание греков против турецкого ига. Но после смены императора и восстания декабристов, которое, вне всякого сомнения. Оказало определённое влияние на императора, произошла национализация интересов России и её внешней политики. Греческое восстание было поддержано, причём, к этому подключили Англию и Францию. Россия одержала победу над Персией (1826 – 1828) и Турцией (1828 – 1829), по итогам которых были заключены довольно выгодные для России мирные договоры, в частности, на карте мира появилась снова Греция. Россия освободила Восточную Армению (собственно, территория нынешнего государства Армения) и заняла ряд других земель на Кавказе, закрепившись там благодаря воинской удаче Паскевича и дипломатическому таланту Грибоедова. Россия после этого усилила своё влияние в Персии и стала тревожить английские владения в Индии, проникая уже даже в Афганистан (знаменитая «большая игра»). На Северном Кавказе русские не раз били мятежного имама Шамиля (окончательно там Россия закрепится при сыне Николая Александре). Наконец, огромной удачей был Ункяр-Искелессийский договор, по которому Россия усилила своё влияние и в Турции, оказав помощь султану против восставшего египетского паши Мохаммеда-Али. В 1831 году успешно подавлено польское восстание, после чего польская автономия была свёрнута. Наконец, в 1849 году русская армия под командованием Паскевича (который как раз занимался ранее подавлением восстания в Польше) подавило восстание в Венгрии.

Вот что пишет о внешнеполитической деятельности Николая I публицист и историк Егор Холмогоров: «реакцией на предельное национальное самоотчуждение Александровской эпохи стала внешняя, имперская политика Николая I. Она от начала и до конца была проникнута идеей миссии России как защитницы Православия и подлинным консервативным пафосом. Первым её шагом было вступление России в войну за свободу Греции, затем освобождение армянских христиан от персидского владычества. На польское восстание Николай не напрашивался, но и не отказался принять вызов, когда он был ему брошен. Фактически, польское восстание было мятежом александровского порядка против порядка николаевского. Не случайно, что главой польского правительства был Адам Чарторыйский, ближайший друг Александра и один из соучастников его правления. И столь же симптоматичной была та радость, с которой встретили подавление восстание люди из национально-демократического лагеря, такие, как Пушкин.  Зато роль Николая I в подавлении другого восстания — венгерского — остается не только не оцененной, но и толком не понятой. Подавление русскими войсками антиавстрийского бунта 1848 объясняется антиреволюционным ретроградством Николая, упустившего исторический шанс уничтожить Австрийскую Империю. Это восприятие навязано нам ретроспективой Крымской войны, когда предательство Австрии сыграло решающую роль в поражении России. Но мало кто помнит о том, что Венгрия, появление которой предотвратил Николай, была бы резко антироссийским, антиславянским и антиправославным государством, представлявшим для балканских православных куда большую угрозу, чем толерантная многонациональная Австрия. И здесь Николай I поступил в согласии с долгом православного государя, императора всех восточных христиан, каковым его и почитали на Востоке»[8].

Яковлев дальше пишет следующее: «Но к середине XIX века империя Николая I стала значительно слабее крупнейших буржуазных государств – Англии и Франции. В столкновении с этими государствами резко проявилась её экономическая и общественно-политическая отсталость. Царизм проводил реакционную внешнюю политику, подавляя революционные выступления не только в России, но и в других странах»[9]. Яковлев далее описывает «реакционную сущность» политики Англии, об англо-российских противоречиях. Здесь автор обращается к Марксу и Энгельсу, мнение которых, как он считает, Тарле почему-то обходит стороной и упоминает лишь вскользь. Естественно, что Яковлев тут же немедленно даёт на них ссылки.

На этом мы остановимся и продолжим наш рассказ в следующем посте.




[1] Н.Яковлев. О книге Е.В.Тарле «Крымская война» // Большевик. №13. Июль 1945. С.63.
[2] Там же, С.64.
[3] Ленин В.И. Сочинения. Изд. 3-е. Т.ХХХ. С.332.
[4] Академия наук Союза ССР. Академик Е.В.Тарле. Крымская война. Издательство Академии наук СССР. Ч.1-я. 1944. С 13. Подчёркнуты мною фразы, которые отсутствуют в более поздних изданиях, например: Тарле Е.В. Сочинения. В 12 тт. М., Издательство Академии Наук СССР, 1959. Т.8. С.38. Также в тексте введения можно обнаружить рассмотрение внутреннего положения России и проч., что наводит на мысль, что Тарле учёл претензии Яковлева.
[5] Ленин В.И. Сочинения. Изд. 3-е. Т.ХХХ. С.336.
[6] Там же, Т.XVIII. С.108. Там же, Т.XIX. С.202. Там же.
[7] Н.Яковлев. О книге Е.В.Тарле «Крымская война» // Большевик. №13. Июль 1945. С.65.
[9] Н.Яковлев. О книге Е.В.Тарле «Крымская война» // Большевик. №13. Июль 1945. С.65 – 66.

Tags: 1812, Австрия, Александр I, Великобритания, Греция, Крым, Ленин, Наполеон, Николай I, Польша, Православие, Пушкин, СССР, Сталин, Тарле, Франция, Холмогоров, коммунисты, политика
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments