zeleninsergey (zeleninsergey) wrote,
zeleninsergey
zeleninsergey

Category:

Евгений Тарле. Русский историк. Часть 7. Статья Яковлева. Раздел 2.

Итак, прошлый пост мы, как известно, закончили тем, что повествуя об англо-российских противоречиях, Яковлев ссылался на авторитет таких, безусловно, прекрасных специалистов в области истории и многих других наук, как Маркс и Энгельс.

Впрочем, могу уверенно сказать, что два господина не зря считались огромными специалистами по Крымской войне – они ведь принимали в ней самое живейшее и активное участие. Они воевали на информационном, идеологическом фронте, печатая в газетах свои антирусские статьи. Современные адепты коммунизма пытаются отнести их русофобию к «ненависти к царизму», но у них сегодня это, почему-то, не выходит. Они активно писали об «агрессивности» России о том, что «нельзя позволить этим проклятым московитам захватить Турцию» и всё в таком духе. Вот, скажем, Яковлев пишет в своей статье следующее: «Царизм ставил себе целью не только захват чужой территории, но и укрепление и усиление реакционного самодержавного режима. Царское правительство было уверено, что победоносная война устранит опасность революционного взрыва внутри страны. Победа в войне усилила бы реакцию и позволила бы правительству  Николая I с ещё большей свирепостью подавлять всякое проявления народного недовольства». Здесь всё так и дышит именно Марксом и Энгельсом (а если точно – то Энгельсом, который являлся основным автором статей по поводу войны и внешней политике в Европе). Автор, по сути, высказывает не своё, а пересказывает мнение Энгельса, который писал свои статьи в рамках информационной войны против нашей страны. Ну это как если лет через 100 – 150 историю Русской Весны стали бы изучать по докладу Немцова «Путин. (без названия)Война», где практически всё изложенное высосано из пальца, или по гневным статьям из западной прессы, или же по сообщениям украинских СМИ. Вот вашему вниманию фрагмент из одной такой типичной статьи Энгельса: «если Россия овладеет Турцией, ее силы увеличатся почти вдвое, и она окажется сильнее всей остальной Европы, вместе взятой. Такой оборот событий был бы неописуемым несчастьем для дела революции. Сохранение турецкой независимости или пресечение аннексионистских планов России, в случае возможного распада Оттоманской империи, являются делом величайшей важности. В данном случае интересы революционной демократии и Англии идут рука об руку. Ни та, ни другая не могут позволить царю сделать Константинополь одной из своих столиц, и если дело дойдет до крайности, то мы увидим, что обе эти силы окажут царю одинаково решительное противодействие»[1]. Ничего не напоминает?

Стоит также отметить, немного отвлекаясь от темы, что тот же Маркс был завзятым русофобом и в своей работе «Разоблачения дипломатической истории XVIII века» давал России и русским крайне неприязненные характеристики: «Колыбелью Московии было кровавое болото монгольского рабства, а не суровая слава эпохи норманнов. А современная Россия есть не что иное, как преображенная Московия. <…> Политика Ивана Калиты состояла попросту в следующем: играя роль гнусного орудия хана и заимствуя, таким образом, его власть, он обращал ее против своих соперников - князей и против своих собственных подданных. Для достижения этой цели ему надо было втереться в доверие к татарам, цинично угодничая, совершая частые поездки в Золотую Орду, униженно сватаясь к монгольским княжнам, прикидываясь всецело преданным интересам хана, любыми средствами выполняя его приказания, подло клевеща на своих собственных родичей, совмещая в себе роль татарского палача, льстеца и старшего раба. <…> Всю его систему можно выразить в нескольких словах: макиавеллизм раба, стремящегося к узурпации власти. Свою собственную слабость – свое рабство – он превратил в главный источник своей силы. <…> Иван сорвал цепи, в которые монголы заковали Московию, только для того, чтобы опутать ими русские республики. <…> Между политикой Ивана III и политикой современной России существует не сходство, а тождество - это докажет простая замена имен и дат. <…> Московия была воспитана и выросла в ужасной и гнусной школе монгольского рабства. Она усилилась только благодаря тому, что стала virtuoso в искусстве рабства. Даже после своего освобождения Московия продолжала играть свою традиционную роль раба, ставшего господином. Впоследствии Петр Великий сочетал политическое искусство монгольского раба с гордыми стремлениями монгольского властелина, которому Чингисхан завещал осуществить свой план завоевания мира»[2]. По поводу последней фразы хочу отметить, что тогда по Европе ходило т.н. «Завещание Петра Великого», в котором тот якобы завещал своим наследникам «завоевать Европу и весь мир». Уже давно доказано, что это была антирусская фальшивка, составленная с целью борьбы против расширяющейся в своих естественных границах России. И становится ясно, какую роль тут исполняли Маркс и Энгельс, чьи суждения потом сделали догмой в советское время и навязали как «единственно верные».

Продолжим рассмотрение статьи Яковлева. Он не спорит с тем, что в Крымскую войну русские солдаты и матросы проявляли героизм и отвагу, обороняли Севастополь, но, пишет он далее, «этот факт вовсе не противоречит тому, что война была несправедливой, захватнической. Правительство  Николая I осуществляло в подготовке Крымской войны реакционную политику, которая не имела ничего общего с интересами народа»[3]. Марксистско-ленинская догма была настолько сильна, что просто не позволяла иного взгляда на события, иной трактовки. К тому же, давайте вспомним, что Яковлев не был специалистом по данной эпохе и по данной теме, всё, что он знал, он, очевидно, почерпнул из классиков марксизма-ленинизма. Это, конечно же, ни в коей мере не является серьёзным источником по теме. Но Яковлеву, по всей видимости, до этого нет никакого дела. «Есть только два мнения – моё и неправильное» – это целиком и полностью про советскую марксистскую парадигму, в которой «правильной» считалась та точка зрения, которая соответствовала марксистско-ленинскому учению, официальной точке зрения.
MAImaged3143d48_8c45_4354_99d8_f4bcd7f973b4_slide_89873aa3-62a1-4478-820d-07c44478cdbf_0.jpg
Теперь переходим к следующему вопросу, возникшему у т. Яковлева в ходе прочтения книги Евгения Викторовича. Это вопрос о последствиях Крымской войны. Обязанностью историка, менторским тоном возглашает Яковлев, является вскрыть и показать материальные и духовные силы народа, как в ходе войны, так и в её результате, показать влияние войны на порядки и учреждения того или иного государства.  Здесь автор опять ссылается на Ленина[4], а также на Сталина (источник ссылки не указан, однако установить его удалось без особых проблем)[5]. После чего, Яковлев бросает в адрес Тарле следующее: «Как раз этого и не выясняет академик Тарле. Более того: он даёт неправильную оценку исхода войны, считая, что царская Россия в Крымской войне, по существу, не потерпела поражения»[6]. Естественно, что для советской марксистко-ленинской догматики это было страшным преступлением, ибо в соответствии с идеологией, необходимо было писать следующее: «Царское правительство, ослабленное военным поражением во время Крымской кампании и запуганное крестьянскими «бунтами» против помещиков, оказалось вынужденным отменить в 1861 году крепостное право»[7]. Вместо этого, Тарле в первом издании своей работы написал следующее: «Великодержавие России не поколебалось. Курс русского рубля во всё время Крымской войны и сейчас после Парижского мира, понизился, но русские бумажные деньги в 1854, 1855, 1856 гг. свободно выменивались по биржевому курсу на золото во всех банках и меняльных конторах Европы. Русский кредит держался. Русская армия и до, и в особенности после реформы воинской повинности продолжала быть грозной силой и уже довольно скоро одержала конечную победу в большой и трудной войне 1877 – 1878 гг. Великий колосс выдержал страшные удары в 1854 – 1855 гг. и не только не пал, но даже не покачнулся. Таков один из исторических уроков Крымской войны, которая притом велась в самых тягостных, самых неблагоприятных условиях, какие только можно себе представить, и при существовании режима, подрывавшего живые силы и круто понижавшего обороноспособность страны»[8]. Естественно, что такое не могло не возмутить убеждённого марксиста, привыкшего во всём доверять Марксу, Энгельсу, Ленину и Сталину, которые не могли врать, ведь «марксистско-ленинское учение всесильно, потому что оно верно» и никак иначе.  Поэтому сразу же после этой цитаты Яковлев пишет совершенно предсказуемое: «Правильна ли такая формулировка? Конечно, неправильна»[9]. «Неправильна» потому, что Тарле отрицает то, что «николаевская империя потерпела поражение в Крымской войне»[10]. Яковлев отмечает, что в новой редакции содержится уже иная формулировка: «Великий русский народ выдержал страшные удары в 1854 – 1855 гг. и не только не пал, но даже не покачнулся. Таков один из исторических уроков Крымской войны. Не русский народ, а самодержавие потерпело поражение!»[11] И этим Яковлев по-прежнему недоволен, поскольку  «автор исправил ошибочную формулировку лишь частично. Даже в новой редакции это положение вызывает неясность. Из него можно заключить, будто бы Крымскую войну начал и вёл русский народ. На самом же деле войну начало и вело царское правительство. Оно и только оно, ответственно за ход и исход войны»[12]. Причём, возмущается Яковлев, Тарле даже не пожелал исправить слова про то, что «великодержавие России не поколебалось», про устойчивость русских денег и кредита, о силе русской армии – которые, как он пишет, не относятся к народу, «прозябавшему в крепостной зависимости»[13]. Автор статьи буквально взбешён тем, что, согласно изложенному в книге Тарле, «царская Россия была очень сильна политически и экономически, тем более, что против неё выступала не слабая Турция, а соединённые силы крупнейших и экономически безусловно сильнейших буржуазных государств того времени – Англии и Франции. Выходит, стало быть, что и речи не могло быть о гнилости и бессилии николаевской России, обнаруженной, по словам Ленина, Крымской войной»[14]. Действительно, жуткая крамола, Ленин-то не так считал, он знал, как оно на самом деле-то было – «уровень экономики николаевской России был низок, отсталость вопиющая»[15]. Причём, эта «отсталость» сохранялась и дальше, вплоть до революции 1917 года, виновником чего был – ну, конечно же, «проклятый царизм». Здесь Яковлев как всегда опирается на авторитеты Ленина и Сталина, на цитированный мною выше «Краткий курс». Раз уж сказал Ленин, что Крымская война «показала гнилость и бессилие крепостной России»[16], значит, так оно и было и иных оценок и быть не должно.
Однако вот факты, почему-то, упорно говорят совсем о другом. Академик Струмилин утверждает, что именно в царствование Николая I в России произошёл промышленный переворот, аналогичный тому, что начался в Англии во второй половине XVIII века[17].  В результате интенсивного внедрения машин (механических ткацких станков, паровых машин и т. д.) резко выросла производительность труда: с 1825 по 1863 годы годовая выработка продукции русской промышленности на одного рабочего выросла в 3 раза, в то время как в предыдущий период она не только не росла, но даже снижалась[18]. С 1819 по 1859 годы объём выпуска хлопчатобумажной продукции России увеличился почти в 30 раз; объём машиностроительной продукции с 1830 по 1860 годы вырос в 33 раза[19]. В стране начала формироваться технически передовая и конкурентоспособная промышленность, в частности, текстильная и сахарная, развивалось производство изделий из металла, одежды, деревянных, стеклянных, фарфоровых, кожаных и прочих изделий, начали производиться собственные станки, инструменты и даже паровозы. По мнению Иммануила Валлерстайна, этому способствовала  протекционистская  политика, проводившаяся в течение всего царствования Николая I, вследствие которой дальнейшее развитие России пошло по пути индустриального развития[20]. А.Н. Сахаров и А.Н.Боханов пишут: «К середине XIX века в России существовало несколько тысяч промышленных предприятий, на которых работало около 520 тыс. человек. В основном это были мастерские, где трудились от 3 до 50 человек. Большая их часть занималась производством текстильных изделий и обработкой продуктов сельского хозяйства. Машиностроительных заводов было 25, и они обеспечивали не более 30% потребностей страны в машинном оборудовании. Заметный перелом наступил в годы Крымской войны. С 1850 по 1860 год число машиностроительных заводов увеличилось до 99, а количество рабочих достигло 12 тыс. Крымская война оборвала импортные поставки в страну. Государство, остро нуждаясь в вооружении, мобилизовало внутренние промышленные ресурсы, поскольку требовались и новые образцы оружия, и современные корабли. К военным поставкам привлекались все машиностроительные заводы и даже мелкие мастерские. В результате только на заводах Петербурга в течение одного года построили для нужд флота 103 паровые машины. За годы Крымской войны производство машин и оборудования увеличилось в Российской империи в 3 раза»[21]. Собственно, произошло импортозамещение вследствие грамотной протекционистской политики, проведённой по рецептам замечательного немецкого экономиста Фридриха Листа, идеи которого тщательно оттеснялись последователями идей Адама Смита и либеральной экономики, сторонниками фритреда.

Но Яковлева просто злит от любых упоминаний об успехах России дореволюционной, они ведь совершенно не укладываются в его картину мира. Даже если есть неоспоримые факты, то он признаёт их, но с оговорками и всячески старается принизить их значение.

Об этом мы продолжим разговор в следующем посте.



[1] Ф.Энгельс. Действительно спорный пункт в Турции. // New York Daily Tribune. №3470. 12 апреля 1853 года. // К.Маркс, Ф.Энгельс. Сочинения. Т.9. М.: Политиздат, 1957. С.15.
[3] Н.Яковлев. О книге Е.В.Тарле «Крымская война» // Большевик. №13. Июль 1945. С.67.
[4] Ленин В.И. Сочинения. Изд. 3-е. Т.XV. С.184.
[5] Сталин И.В. Доклад на торжественном заседании Московского Совета депутатов трудящихся с партийными и общественными организациями города Москвы. 6 ноября 1943 года // Сталин И.В. Сочинения. Т. 15. М.: Издательство “Писатель”, 1997. С. 169.
[6] Н.Яковлев. О книге Е.В.Тарле «Крымская война» // Большевик. №13. Июль 1945. С.68.
[7] История Всесоюзной коммунистической партии (большевиков): Краткий курс. Под редакцией Комиссии ЦК ВКП (б); Одобрен ЦК ВКП (б), 1938 г. М.: ОГИЗ – Госполитиздат, 1946. С.5.
[8] Тарле Е.В. Крымская война. Часть 2-я. М.: Военмориздат, 1943. С.572.
[9] Н.Яковлев. О книге Е.В.Тарле «Крымская война» // Большевик. №13. Июль 1945. С.68.
[10] Там же.
[11] Академия наук Союза ССР. Академик Е.В.Тарле. Крымская война. Издательство Академии наук СССР. Ч.2-я. 1945. С.460.
[12] Н.Яковлев. О книге Е.В.Тарле «Крымская война» // Большевик. №13. Июль 1945. С.68.
[13] Там же.
[14] Там же.
[15] Там же, С.69.
[16] Ленин В.И. Сочинения. Изд. 3-е. Т.XV. С.108.
[17] Струмилин С. Г. Очерки экономической истории России. М. 1960. С. 443, 445.
[18] Там же, С.426 – 427.
[19] Там же, С.401, 426 – 427.
[20] Wallerstein I. The Modern World-System III. The Second Era of Great Expansion of the Capitalist World-Economy, 1730-1840s. San Diego, 1989. Р.152.
Tags: Великобритания, Германия, Крым, Ленин, Немцов, Николай I, Новороссия, Пётр I, СССР, Сталин, Тарле, Франция, коммунисты, консерватизм, национализм, политика
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments