zeleninsergey (zeleninsergey) wrote,
zeleninsergey
zeleninsergey

Categories:

Битва за Заполярье. Часть 7. Морские десанты. Раздел 1. Западная Лица. 1941 год.

Хотелось бы сделать небольшой перерыв в моём рассказе о союзниках в Битве за Заполярье и перейти к другой серии моего цикла. Это – рассказ о десантах морской пехоты Северного флота. И первый рассказ специально приурочен мною к 75-летней годовщине важного события в истории этого противостояния. Итак, приступим.

Речь идёт о боях на реке Западная Лица (она же Большая Лица или просто Лица). Эта река впадает в одноимённую губу Мотовского залива Баренцева моря. Губа Западная Лица – это узкий залив-фьорд, Один из самых крупных заливов северного побережья  Мурманской области вместе с Кольским заливом, Ура-Губой и губой Печенга. Расположен он в 25 километрах к востоку от полуострова Рыбачий в акватории Мотовского залива. В этих местах и развернулись летом 1941 года кровавые и тяжёлые бои.

Как известно, как только война подошла к нашим портовым городам, где находились базы флота, стали образовываться отряды из морских пехотинцев – моряки добровольцами отправлялись воевать на берегу. Пехота несла большие потери, она нуждалась в подкреплении. И приходилось направлять ей в помощь моряков. Вот что пишет в своих мемуарах нарком адмирал Кузнецов: «С первых дней войны на Северном флоте начали формировать части морской пехоты. Уже в начале июля отряды моряков-добровольцев героически сражались в рядах 14-й армии. Их часто использовали в десантах как отряды первого броска и штурмовые группы. Высадка десантов во фланги и в тыл наступавшему врагу действенно помогала нашим войскам».

Теперь обратимся к воспоминаниям главкома Северного флота адмирала Головко (в этом году, как я уже писал, отмечается 110-я годовщина со дня его рождения):

«Морской пехоты на Севере в ту пору мы не имели. [Курсив, здесь и далее, мой – С.З.] Первые так называемые морские отряды, составленные из моряков-добровольцев, подавляющее большинство которых являлись квалифицированными корабельными специалистами четвертого и пятого годов службы, в силу крайней необходимости были сформированы буквально  в считанные часы и тут же брошены в бой, чтобы помочь армейцам задержать немецко-фашистских егерей, рвавшихся к Мурманску и Кольскому заливу. Двое суток шло формирование следующих отрядов из подводников и моряков надводных кораблей, различных специалистов береговой обороны и морской авиации, строителей и судоремонтников, инструкторов и курсантов флотских школ учебного отряда флота. Общее желание дать надлежащий отпор фашистам было таким, столько поступило заявлений на откомандирование в отряды морской пехоты, что к исходу вторых суток формирования пришлось прекратить прием добровольцев: их насчитывалось уже больше двенадцати тысяч. Тем более что ни флот, ни армия не располагали достаточным количеством предметов экипировки и вооружения для отрядов. Около трех тысяч винтовок нам доставили на транспортных самолетах, присланных под командованием Героя Советского Союза Валентины Гризодубовой из Москвы, хотя при этом не обошлось без чрезвычайного происшествия, которое многому научило нас. В основном же вышли мы из положения способом «мобилизации внутренних ресурсов». С кораблей было взято все ручное оружие (оставлены только личные пистолеты у командиров кораблей), сняты пулеметы (даже с подводных лодок и с неисправных самолетов); кроме того, был произведен сбор лишнего обмундирования и снаряжения среди старослужащих — офицеров и старшин.

Наши отряды морской пехоты оказались весьма пестрыми по своему внешнему виду, но по своим качествам — неукротимой воле к победе, силе советского патриотизма, — развиваемым в течение пятилетнего срока матросской службы всей системой политического воспитания моряков, были под стать матросским отрядам времен революции и гражданской войны. Люди этих отрядов не только на словах считали себя преемниками и носителями боевых и революционных традиций русских моряков; они знали, на что шли, отправляясь навстречу фашистским  егерям, и ради чего шли. Каждый доброволец понимал, что в случае выхода немецко-фашистских войск на побережье Кольского залива флот мог очутиться в ловушке, мог остаться без главной базы, без самых выгодных опорных пунктов, например для действий подводных лодок зимой, а страна могла потерять Мурманск с его океанским портом. И поэтому каждый человек в морских отрядах, сформированных нами, на деле подтверждал гордое правило людей Советского флота, метко определенное писателем Леонидом Соболевым[1] в его запоминающемся рассказе[2]: один моряк — моряк, два моряка — взвод, три моряка — рота, четверо — батальон.

Помощь, оказанная 14-й армии на приморском участке отрядами морской пехоты, только-только появившимися на позициях и с ходу введенными в бой, сыграла — об этом нужно сказать прямо — важную роль в создании перелома на всем мурманском направлении фронта. Рассказы о воинской доблести, бесстрашии и самоотверженности флотских добровольцев с первого же дня распространились по всей передовой линии. В самые решительные моменты, контратакуя фашистских егерей, моряки заменяли шлемы-каски бескозырками, снимали гимнастерки и в таком виде — в бескозырках, в полосатых матросских тельниках — шли во весь рост под пулями на врага. Было ясно, что это приведет к лишним, ненужным жертвам, что флот потеряет многих специалистов, подготовка которых длилась годами. Увы, на все уговоры люди отрядов морской пехоты отвечали одно и то же: таковы, мол, морские традиции; так, мол, вели себя моряки в гражданскую войну; пусть, мол, фашисты — кто из них уцелеет — запомнят советских моряков!.. Самым пагубным в отрядах оказалась боязнь передвигаться пригибаясь или ползком. Только во весь рост!.. Эта безудержная удаль моряков вызывала у наших армейцев естественное и понятное восхищение; она же вызывала панику среди фашистских егерей и обращала их вспять; и она, к сожалению, стала основной причиной безусловно больших лишних потерь. Многие, очень многие флотские добровольцы сложили свои головы на сопках Заполярья, прежде чем отряды морской пехоты приобрели опыт боевых действий на суше и необходимую предусмотрительную осторожность».

Теперь можно переходить собственно к самой теме нашего повествования.

6 июля 1941 года, для содействия частям  52-й сд  в проведении контрудара по войскам противника на занятом ими плацдарме, на южном берегу губы Западная Лица был высажен тактический десант в составе одного стрелкового батальона (529 человек) из этой дивизии. Высадку производил десантный отряд СФ в составе 3  сторожевых кораблей, 2 тральщиков, 4  сторожевых катеров и 3 катеров «малый охотник». В отряд артиллерийской поддержки входили эсминец «Куйбышев», 3 сторожевых катера, также для поддержки были выделены береговые батареи флота. Воздушное прикрытие состояло из 12 истребителей. Командовал силами высадки капитан 1-го ранга Платонов[3]. Операцией командовал её инициатор – сам Головко. Батальон посеял панику у врага, уничтожил несколько их позиций и прорвался на соединение с главными силами. 7 июля на западном берегу губы в целях разведки и демонстрации крупных сил с отряда из 2 сторожевых кораблей, 3 сторожевых катеров и 4 мотоботов был высажен батальон пограничников (до 500 человек). Крупные вражеские силы были переброшены к месту высадки десанта, его попытка прорыва к главным силам окончилась неудачно. В течение 9 июля десант был снят с вражеского берега 2-мя сторожевыми кораблями СФ.

Используя полученный опыт, было решено высаживать третий, основной десант. Была поставлена задача захвата и удержание плацдарма на западном берегу губы. Причиной этого и предыдущих десантов было то, что 30 июня  противник захватил плацдарм на восточном берегу реки Западная Лица до 10 километров по фронту и 6-8 километров в глубину, из-за чего создалась реальная угроза Мурманску – враг в любой момент мог возобновить наступление на город. Советский плацдарм должен был располагаться напротив немецкого. Этим бы создавалась угроза для автомобильной дороги, по которой немцы снабжали свой плацдарм и его полной блокады, а при благоприятном развитии операции возникала  возможность его полного уничтожения.

14 июля силами флота на западном берегу губы Западная Лица был высажен тактический десант в составе 325-го сп 14-й сд и батальон морской пехоты (1600 человек, командир — батальонный комиссар Шакито). В отряд высадки входили 3 сторожевых корабля, 3 тральщика, 5 сторожевых катеров, в отряд артиллерийской поддержки — 1 эсминец, 1 сторожевой корабль, 4 сторожевых катера, в отряд прикрытия — 3 эсминца. Одновременно с основным десантом высадилась отвлекающая разведывательная группа в количестве 50 человек в районе мыса Пикшуев. Высадка была произведена в условиях полярного дня, это была неслыханная дерзость для врага. Десанту удалось занять довольно значительный плацдарм. К нему стали стягиваться силы врага. 5 июля враг предпринял первую попытку сбросить десант в залив, но был отбит. 16 июля для усиления десанта были высажены ещё 715 морских пехотинцев. Укрепившись, бойцы вели упорную оборону, отбивая по несколько атак врага в день. Корабли флота и артиллерия оказывали артиллерийскую поддержку десанту. 18 июля противник предпринял решающую атаку на плацдарм и потеснил советские войска. Наступление немцев на Мурманск приостановилось, а 24—26 июля частям 14-й армии удалось потеснить немецкие войска. Снабжение плацдарма велось по морю, под бомбёжками и огнём противника. 1 августа немцы начали очередную атаку плацдарма, вновь потеснив советские войска. Уже стало очевидным, что на сухопутном фронте без дополнительных сил выбить противника за Западную Лицу не возможно. Поэтому в этот день было принято решение об эвакуации десанта. Операция была произведена 2 августа силами 15 сторожевых катеров и 9 мотоботов под прикрытием дымовой завесы. Личный состав (1300 человек), все вооружение и снаряжение, а также продовольствие и лошади переброшены на восточный берег губы Западная Лица для усиления сухопутного фронта, раненые (240 человек) доставлены в Полярный.

«Меры, принятые командованием 14-й армии и Северного флота, сделали свое дело: наступление гитлеровцев на мурманском направлении захлебнулось. Меньше половины расстояния от границы до Мурманска, то есть где тридцать пять, где сорок километров, только и сумели пройти фашистские егеря. Дальше они не продвинулись. Более того, в ряде мест армейские части и отряды морской пехоты отбили у егерей выгодные позиции, закрепились и стали непреодолимой преградой для противника на все годы боевых действий. Разрекламированный фашистской пропагандой блицкриг явно терпел крах», пишет в своих мемуарах Головко. Данная операция является одной из лучших советских десантных операций первого года Великой Отечественной войны. На достаточно хорошем уровне было организовано взаимодействие десанта, флота, фронта, береговой артиллерии и авиации. Значительная численность десанта позволила ему организовать устойчивую оборону и длительное время успешно отбивать атаки противника.

За бои на плацдарме звание Героя Советского Союза получили старший сержант Кисляков (о котором я уже писал), политрук Василисин и краснофлотец Сивко (оба – посмертно, погибли 2 августа 1941 года; награда вручена им 16 и 17 января 1942 года). Обратимся к мемуарам Кузнецова, где тот пишет о подвиге Ивана  Сивко (уроженец Царицынской губернии):

«Подвиг североморского матроса комсомольца Ивана Сивко описан во многих статьях, очерках и рассказах; поэт Александр Жаров посвятил ему свою поэму "Богатырь". И тем не менее я не могу не вспомнить об этом замечательном подвиге, одном из первых, свершенных в самые трудные дни войны.

2 августа 1941 года группа моряков-десантников оборонялась на сопке у реки Западная Лица. В ней было всего пять человек, шестой — командир, младший лейтенант Коленкин. Моряки дрались отчаянно: надо было во что бы то ни стало удержаться на этой сопке, чтобы другие подразделения десантников успели отойти на новые позиции.

На сопке бушевал шквал артиллерийского и пулеметного огня. Осколком снаряда ранило командира, однако он продолжал руководить боем. Вскоре его ранило вторично, и он потерял сознание.

Два краснофлотца подняли младшего лейтенанта и понесли, а три других, в том числе Иван Сивко, продолжали сражаться. Вскоре пули скосили двоих. Остался один Сивко. Но вот и он перестал стрелять: кончились патроны.

Воспользовавшись моментом, гитлеровцы со всех сторон кинулись к вершине сопки и тоже прекратили огонь: они решили захватить матроса живым.

Сивко пустил в ход гранаты, но немецких автоматчиков было слишком много. Сивко понимал: ему не пробиться к своим, как пробился старший сержант Кисляков. Наступила роковая минута. Сивко крикнул:

— Врешь, живым не дамся!— и бросил последнюю гранату между собой и врагами.

Так погиб смертью храбрых молодой советский моряк, истребивший в этом бою не один десяток гитлеровцев. Ему было присвоено звание Героя Советского Союза».

Сегодня, через 75 лет, хотелось бы вспомнить героев, которые ценой своей жизни не пустили врага к Мурманску, тех, кто сражался до конца. Благодаря им, наступление врага на город было остановлено и город не был им захвачен. Нога врага не вступила на землю Северного Севастополя.

Советские морские десанты на Северном флоте были весьма успешны, морпехи наводили панику на врага, нанося ему урон. Отрабатывая тактику проведения десантных операций, Северный флот сумел  провести 10-й, последний сталинский удар кампании 1944 года – Петсамо-Киркенесскую операцию. Но об этом, я думаю, я поведаю вам позже.

Серия про союзников будет продолжено, пост о конвое PQ-17 непременно должен будет выйти на этой неделе.



[1] Соболев Леонид Сергеевич (1898 – 1971), советский писатель, Герой Социалистического Труда (1968). Сын офицера из мелкопоместных дворян. Окончил III Александровский и Морской кадетские корпуса. Участник Моонзундского сражения и Ледового похода Балтийского флота. С 1918 по 1931 годы служил на Красном Флоте. После выхода в отставку стал писателем. Работал военным корреспондентом во время войны с Финляндией и Великой Отечественной. Капитан 1-го ранга. Председатель Правления СП РСФСР (1957 – 1970). Беспартийный. Свою Сталинскую премию за книгу рассказов «Морская душа» он передал в Фонд Обороны и попросил построить на них катер «Морская душа» (1942), который нужно было зачислить в 4-й дивизион сторожевых кораблей Черноморского флота.
[2] Рассказ «Батальон четверых» из сборника «Морская душа».
[3] В мае 1944 года стал начальником штаба СФ, с 1946 по 1952 годы был командующим Северным флотом. Контр-адмирал (1942), вице-адмирал (1944), адмирал (1951).
Tags: Великая Отечественная, Германия, Крым, Первая мировая, СССР, история, коммунисты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments