zeleninsergey (zeleninsergey) wrote,
zeleninsergey
zeleninsergey

Categories:

Гавриил (Огородников)

Не так давно я обратился к истории города Солигалича и написал на эту тему ряд постов, вызвавших бурную реакцию солигаличан в сети. Точнее «красных» солигаличан, которым не понравилось, что я посмел усомниться в праве комсомольца Колосова считаться «героем» и посмел хвалить «купчину-эксплоататора» Василия Кокорева и воздать должное подвигу священномучеников, убитых красными карателями. Я посмел возмутиться тем, что в городе не увековечен монархист и русский националист Пётр Березовский (для леваков он, конечно же, «фашист» - впрочем, я и сам получал не раз это наименование в своё адрес из уст самых разных людей, включая г-жу Веронику Крашенинникову). И вот очередной пост об ещё одном уроженце Солигалича – и снова перед нами «матёрая контра», выражаясь языком товарищей коммунистов.
николай добряков.jpg

Дмитрий Иванович Огородников родился в семье промышленника в городе Солигаличе 7 ноября 1890 года. Окончил Петровское коммерческое училище в Петербурге (1908). В 1914 году был призван в армию, окончил Ораниенбаумскую школу прапорщиков и отправился на фронт. Был ранен, награждён орденами святой Анны 3-й степени с мечами и бантом, святого Станислава с мечами и бантом, Георгиевским солдатским крестом и Георгиевской медалью, дослужился до звания поручика. В гражданской войне воевал в рядах Белой армии адмирала Колчака. После войны оказался в эмиграции в Харбине и работал на КВЖД. Там произошёл случай, навсегда изменивший его жизнь. Однажды он был арестован по ложному обвинению в убийстве и, находясь в заключении, решил, что в случае освобождения он станет монахом. Так и случилось.

В 1926 году поступает послушником в Русскую духовную миссию в Пекине. В 1931 году принимает постриг, получив имя Гавриил, и становится иеродиаконом, а в 1933 году был рукоположен в сан иеромонаха. Служил в китайских православных приходах. С 1935 года – настоятель Михаило-Андреевской церкви в городе Дайрене, в 1938 году – настоятель Покровской церкви в городе Тяньцзине, откуда был выслан за защиту церковных интересов по требованию японцев, оккупировавших часть Китая. С октября 1938 года – священник кафедрального собора в городе Шанхае и благочинный шанхайских церквей. С 1944 года был наместником Успенского монастыря при Русской духовной миссии в Пекине в сане архимандрита. В 1948 году был откомандирован от миссии в Москву делегатом на празднование 500-летия автокефалии Русской Православной Церкви и остался в СССР. Начинается новый этап его жизни…

29 августа 1948 года в Троицком соборе Троице-Сергиевой лавры хиротонисан во епископа Хабаровского и Владивостокского. Прибыв в епархию, сообщал в Патриархию, что «притеснение и преследование верующих граничит с подлинным гонением на Церковь». Отозван в Москву. 11 августа 1949 года назначен епископом Вологодским и Череповецким, сменив епископа Иустина, назначенного в псковскую епархию. Он возглавлял епархию до 1959 года. На момент его архипастырства в епархии было 17 действующих храмов. Ни один из них не был закрыт. Такое число сохранялось вплоть до конца 1980-х годов. Епископ Гавриил организовал епархиальное управление, перевёл всех священников на постоянные оклады, навёл строгий порядок в храмах епархии. За период его управления епархией не был закрыт ни один из её храмов, но все ходатайства об регистрации новых приходов оставались без удовлетворения. Часто совершал богослужения, на которых присутствовало много верующих, в том числе молодёжь. Рукополагал в священный сан недостаточно «благонадёжных», с точки зрения светской власти, кандидатов, среди которых будущий митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай (Кутепов) (в 1953 году принят в клир Вологодской епархии, назначен сверхштатным псаломщиком при Череповецком Воскресенском соборе, 12 июля рукоположен во диакона к Казанской церкви Устюжны; в 1954 году уехал на учёбу в Ленинградскую духовную академию) и будущий архиепископ Вологодский и Великоустюжский Михаил (Мудьюгин) (в 1958  году рукоположен в диаконы, а затем в священники; в 1958 – 1960 годах служил в кафедральном соборе Вологде, а затем в Казанской церкви Устюжны).

27 февраля 1957 года был арестован клирик кафедрального собора о.Вячеслав Якобс (будущий митрополит Таллинский и всея Эстонии Корнилий), который вёл активную деятельность, ездил по деревням, крестил людей, давал молодёжи читать книги Бердяева. К молодому священнику и его супруге приходили в гости самые разные люди, в основном, молодёжь, вели интересные и яркие беседы на духовные темы. За ним стал следить КГБ[1], установивший подслушивающее устройство у него в доме, и вскоре о.Вячеслав был арестован. Среди прочего, его обвиняли в том, что он якобы сотрудничал с немцами во время оккупации Эстонии[2]. Владыка Корнилий позже вспоминал: «когда суд был, то обвинял меня прокурор области, и он кричал: «Надо ему 25 лет дать, у него руки в крови, но нам не удалось доказать этого и всего прочего». Ничего такого, конечно, и нельзя было доказать, чтобы приписать измену родине. Обвинение было предъявлено по статье 58.10: «Хранение и распространение антисоветской литературы и клевета на советскую действительность», причем по второй части. Во второй части 25 лет можно было дать». В итоге обвинение было переквалифицировано со второй части на первую и о.Вячеслав в мае того же года получил 10 лет лагерей по приговору Вологодского областного суда. «После объявления приговора на меня надели наручники, хотя и не положено было – я же не уголовник какой-то опасный! Адвокат предположила, что для того, чтобы не смог людей благословлять! Народа на суд пришло много, но в зал пускали только свидетелей», вспоминал владыка. Срок он отбывал в Дубравлаге в Мордовии, в 1960 году условно-досрочно освобождён.

То было время возобновления гонений на Церковь. Слава Богу, никого уже не расстреливали. Но советская власть во главе с безграмотным и необразованным Хрущёвым, переигравшим своих противников в аппаратной борьбе и ставшим во главе партии и страны, была настроена решительно. Закрывали и разрушали храмы, священников и верующих отправляли в лагеря. На Церковь наступали экономически, лишая права распоряжения имуществом и т.д. Вот что пишет об этом Егор Холмогоров: «Со смертью Сталина советское руководство и вовсе начало дрейф к довоенным идеологическим доминантам. Уже в 1955 была развязана ожесточенная травля Русской Православной Церкви, в которой использовались все классические приемы «Союза воинствующих безбожников», кроме физического уничтожения духовенства. Закрывались и уничтожались храмы, систематически препятствовали совершению таинств. Началось формирование русского человека «оттепельной» парадигмы, - неверующего, энтузиаста науки и прогресса, почти лишенного национального самосознания чувства, заменяемого футуристическим оптимизмом. <…> Облик русского человека начала 1960-х был предельно денационализирован, черты национальной идентичности из него были вытеснены, заменившись модернистским урбанизмом, смесью западнического и имитирующего запад советского начал. Казалось, снова можно было прогнозировать скорую деидентификацию русских как этноса с собственным национальным сознанием и самобытной цивилизацией».

26 апреля 1959 года (на Вербное воскресенье) во время богослужения в переполненном верхнем храме кафедрального собора Вологды кто-то крикнул «Пожар!» и началась паника. Епископ Гавриил и священнослужители пытались навести порядок, но давки на единственной узкой лестнице избежать не удалось. В результате погибли люди. Светские власти признали владыку невиновным в этой трагедии, но он всё равно был переведён в другую епархию. В окружении владыки эти события считали провокацией со стороны противников Церкви.

Гавриил 27 июля 1959 года стал епископом Астраханским и Енотаевским, а 25 февраля 1960 года возведён в сан архиепископа. В Астрахани, по данным его биографа протоиерея о.Вячеслава Тулупова, своей молитвой изгнал беса из одержимой. Этот случай стал известен, и местные власти потребовали его удаления из области, опасаясь роста популярности Церкви. 15 сентября 1960 года владыка Гавриил стал архиепископом Ташкентским и Среднеазиатским. Несмотря на преклонный возраст, посещал отдаленные приходы епархии, защищал их от закрытия. В 1965 году в числе других архиереев подписал составленное архиепископом Ермогеном (Голубевым) заявление на имя Патриарха Алексия I, в котором ставился вопрос о пересмотре решений Архиерейского собора 1961 года, принятых под сильным давлением властей – о фактическом отстранении настоятелей от управления приходами и передачи этих функций старостам, по сути назначаемых властями.

Владыка Гавриил занимался экзорцизмом (изгнанием бесов из одержимых), отличался скромной жизнью, почти все свои деньги тратил на помощь малоимущим, проповедовал  просто и доходчиво. Все воскресные и праздничные службы совершал в кафедральном соборе, в будни совершал богослужения в домовом храме епархиального управления. В 1970 году тяжело заболел и фактически отошёл от дел, чем фактически воспользовались власти, закрывшие 14 храмов в Киргизии и Таджикистане. 28 февраля 1971 года архиепископ Гавриил отошёл ко Господу и был похоронен на Боткинском кладбище (на нём захоронены местные христиане). В своём родном городе, конечно же, его память никак не увековечена – там в чести колосовы и вылузгины. Но я надеюсь, что солигаличане вспомнят о нём и о других достойных русских людях.


[1] После того, как один священник, которому о.Вячеслав дал книжку Бердяева, показал её профессору, оказавшемуся стукачом.
[2] Отец владыки, Василий Васильевич, был офицером Русской Армии, выпускником Николаевского кавалерийского училища. В 1919 году служил в Северо-Западной армии в чине полковника. После поражения эмигрировал в Эстонию. В 1940 году была арестован советскими властями и расстрелян в Москве в 1942 году.  
Tags: Белая Гвардия, Вологда, Китай, Патриарх, Первая мировая, Православие, СССР, Солигалич, Сталин, Холмогоров, Япония, история, коммунисты, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments