zeleninsergey (zeleninsergey) wrote,
zeleninsergey
zeleninsergey

Categories:

Священномученик Александр (Трапицын)

7-3-6-lightbox.jpg
Владыка Александр был стойким исповедником Православной веры и священномучеником. Он также был выдающимся архипастырем своего времени, талантливым духовным писателем и высоконравственным человеком. Он соединил в своей жизни и служении два периода: синодальный и патриарший; монархический и коммунистический
(с) о.Сергий (Гусельников)

В этом году будет отмечаться двойной юбилей – 155-летие со дня рождения новомученика архиепископа Александра (Трапицына) и 105-летие с занятия им кафедры епископа Вологодского и Тотемского. Руководству нашей епархией он посвятил почти 9 лет своей жизни, которые пришлись на тяжёлые испытания в жизни страны – Первая мировая, февральский и октябрьский перевороты, гражданская война и террор против Церкви. Его имя стоит напомнить вологжанам, которые должны помнить свою историю.

Александр Трапицын родился 29 августа 1862 года в селе Волма Вятского уезда Вятской губернии (ныне – Просницкое с/п, Кирово-Чепецкий район, Кировская область) в семье диакона. Закончил Вятское духовное училище, Вятскую духовную семинарию и Казанскую духовную академию[1] (1888, степень кандидата богословия). Проявлял огромный интерес к философии. После окончания академии стал надзирателем Вятского духовного училища. Через год рукоположен в диаконы, а затем и в священники во Всехсвятской церкви города Вятки. С 1892 по 1897 годы был депутатом Вятской городской думы от Духовного ведомства. В 1893 году стал законоучителем вятского Александровского реального училища. В 1896 году назначен инспектором в Вятскую духовную семинарию. В 1900 году постригся в монашество. 28 июля 1901 года назначен ректором Калужской духовной семинарии с возведением в сан архимандрита. 12 декабря 1904 года хиротонисан во епископа Муромского, викария Владимирской епархии. 23 ноября 1907 года стал епископом Юрьевским, викарием Владимирской епархии. Сотрудничал с епископом Никоном (Рождественским), который с 1906 по 1912 годы был епископом (впоследствии – архиепископом) Вологодским и Тотемским. Владыка Никон был богословом и публицистом, активно участвовал в политической и общественной деятельности, придерживаясь монархических и националистических взглядов, был знаком с Грингмутом, Никольским и другими черносотенными активистами, осуждал революцию 1905 года, принимал участие в открытие 2-го Всероссийского съезда русских людей в Москве (6 апреля 1906 года), писал статьи против революционеров и евреев, состоял членом Совета Русского собрания (1911 – 1912)[2]. Его-то Александр и сменил на вологодской кафедре 29 мая 1912 года.

В июне он прибыл в Санкт-Петербург, где встретился с владыкой Никоном. С 22 по 27 июня провёл в Муроме и Владимире, прощаясь с паствой. 28 июня уехал в Вятку, чтобы повидать своих престарелых родителей. 12 июля он при­был в Во­лог­ду, где его встре­тил епи­скоп Вель­ский Ан­то­ний (Быст­ров), ви­ка­рий Во­ло­год­ской епар­хии, с мно­го­чис­лен­ным ду­хо­вен­ством. «По­сле встре­чи вла­ды­ка ска­зал со­брав­шим­ся, что, ко­гда он по­лу­чил на­зна­че­ние на Во­ло­год­скую ка­фед­ру, им по­на­ча­лу овла­де­ло сму­ще­ние, так как эту ка­фед­ру ра­нее за­ни­ма­ли мно­гие ве­ли­кие све­тиль­ни­ки Пра­во­слав­ной Церк­ви, к ка­ко­вым при­над­ле­жит и толь­ко что от­быв­ший из Во­лог­ды прео­свя­щен­ный Ни­кон; сму­ще­ние его бы­ло столь ве­ли­ко, что да­же по­яви­лось же­ла­ние остать­ся на преж­нем ме­сте, но при мыс­ли о том, что это на­зна­че­ние со­сто­я­лось по во­ле Пас­ты­ре­на­чаль­ни­ка Гос­по­да Иису­са Хри­ста, он обод­рил­ся, по­ло­жив­шись на бла­гость Бо­жию и на мо­лит­вы свя­тых угод­ни­ков зем­ли Во­ло­год­ской», пишет игумен Дамаскин (Орловский) в житии новомученика.

Своё архиерейское служение владыка начал с объезда приходов и монастырей. Он посетил Спа­со-При­луц­кий мо­на­стырь, Успен­ский жен­ский мо­на­стырь в Во­лог­де, Кор­ни­ли­ев Ко­мель­ский мо­на­стырь вбли­зи го­ро­да Гря­зов­ца, Пав­ло-Об­нор­ский мо­на­стырь и дру­гие, а так­же мно­гие при­хо­ды, по­чти каж­дый день со­вер­шая бо­го­слу­же­ния.

23 ноября он был лично представлен в Царском Селе Николаю II. «Разговор шёл о святынях северного края и нуждах одной из самых обширных епархий России. Император, известный своей щедростью в вопросах церковной благотворительности, распорядился выделить богатое пожертвование в Павлово-Обнорский монастырь в виде раки и надгробия к мощам Павла Обнорского. Общение с Государем навсегда укрепило Владыку Александра в монархических убеждениях, которые он сохранил до конца своей жизни», пишет о.Сергий (Гусельников). Дважды к нему в Вологду приезжала великая княгиня Елизавета Фёдоровна, старшая сестра императрицы и будущая преподобномученица (убита 18 июля 1918 года в Алапаевске). 30 декабря 1915 года она, возглавлявшая в то время общественный Комитет помощи семьям русских воинов, в присланной из Москвы телеграмме обращается в очередной раз к Владыке Александру с просьбой о содействии: «Ваше Преосвященство Епископ Александр! Не сомневаясь, что Православное Духовенство, руководимое своими Архипастырями, откликнется на призыв Комитета и окажет свою помощь при производстве сбора, я, тем не менее, считаю необходимым обратиться к Вам, Владыко, со смиренной просьбою оказать свое Архипастырское содействие по организации тарелочного сбора во вверенной Вам Епархии и тем помочь моему Комитету исполнить возложенную на него задачу призрения семей наших дорогих воинов, защищающих своею кровью Православную веру, Царя и Святую Русь, а также и положивших свой живот на поле брани».

22 июля 1914 года у стен Воскресенского собора владыка «прочитал Высочайший манифест об объявлении войны Германией и в кратком слове призвал всех русских оставить личные распри и партийные раздоры, дружно объединиться на борьбу с сильным врагом и вознести усердные молитвы Господу Богу о даровании победы русскому воинству. Затем был отслужен молебен с коленопреклонением о даровании победы русскому воинству. После молебна городской голова Н[иколай] Волков и уездный предводитель дворянства Н[иколай] Андреев поднесли владыке икону св. [благ.кн.] Александра Невского. Приняв икону, владыка благословил ею отправляющийся на театр военных действий 198-й [пехотный] Александро-Невский полк в лице его командира[3]. Затем владыка обошел ряды воинов полка, осеняя их крестом и окропляя святой водой». Он организовал сбор пожертвований на военные нужды, помощь вдовам и сиротам, отряды братьев милосердия, действовавших на передовой, в чьи задачи входило погребение убитых, госпитализация раненых и исполнение последней воли умирающих.

Глубоко опечален был владыко Александр «отречением» Государя в марте 1917 года. Это было начало грядущего хаоса, начало катастрофы, случившейся со страной и народом нашим в ХХ веке.

В июле 1917 года участвовал в работе двух Всероссийских съездов: учёного монашества (с 7 по 15 июля) и представителей от монастырей (с 16 по 23 июля), проходивших в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. На первом съезде епископ Александр был избран председателем первой секции «Об ученом монашестве на духовно-учебной и неучебной службе». Принимал он участие и в Поместном Соборе Русской Православной Церкви, проходившем в 1917 – 1918 годах в Москве. После избрания Патриархом митрополита Московского Тихона, Вологодское епархиальное собрание отправляет ему телеграмму:

«Вологодское епархиальное собрание с Преосвященным Председателем своим во главе, приступая к великому делу устроения церковного в области Вологодской, переносится мыслью и любящим сыновним сердцем к Святейшему Главе Церкви Православной, испрашивая Святительского благословения на предстоящие труды и принося молитвенное пожелание, да укрепит Пастыреначальник Христос святейшего отца нашего Тихона Патриарха на многотрудном подвиге пастырского служения его во славу Церкви Российской. Председатель Епископ Александр, товарищ председателя священник Богословский Константин».

По­сле октябрьского переворота на­ча­лись активные го­не­ния на Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь. 17 ап­ре­ля 1919 го­да по рас­по­ря­же­нию со­вет­ских вла­стей спе­ци­аль­но со­здан­ная для этой це­ли ко­мис­сия вскры­ла ра­ку с мо­ща­ми пре­по­доб­но­го Фе­о­до­сия Тотем­ско­го. Вскры­тие это вы­зва­ло протесты пра­во­слав­ных жи­те­лей го­ро­да. Епи­скоп Александр на­пра­вил пред­се­да­те­лю Во­ло­год­ско­го гу­берн­ско­го ис­пол­ко­ма Михаилу Ветошкину пись­мо, которое безбожная власть проигнорировала. 29 мая 1919 го­да, в день празд­ни­ка Воз­не­се­ния Гос­под­ня, в Спасо-Су­мо­рин мо­на­стырь со­бра­лось мно­же­ство бо­го­моль­цев. «Во все преды­ду­щие годы в этот день мо­щи пре­по­доб­но­го Фе­о­до­сия пе­ре­но­си­лись из зим­не­го хра­ма в лет­ний. По­сле окон­ча­ния ран­ней ли­тур­гии на­род об­ра­тил­ся к на­сто­я­те­лю мо­на­сты­ря игу­ме­ну Ки­рил­лу (Ильин­ско­му) с прось­бой по­ло­жить свя­тые мо­щи в гроб. Насто­я­тель от­ве­тил, что ис­пол­не­ние прось­бы за­ви­сит от раз­ре­ше­ния вла­стей. На­род дви­нул­ся за раз­ре­ше­ни­ем в ис­полком, но здесь ве­ру­ю­щим бы­ло ка­те­го­ри­че­ски от­ка­за­но в про­си­мом». По­сле окон­ча­ния позд­ней ли­тур­гии лю­ди, за­ни­мав­шие всю пло­щадь пе­ред со­бо­ром, ста­ли сно­ва тре­бо­вать, чтобы свя­тые мо­щи бы­ли по­ло­же­ны в гроб, а за­тем са­ми со­рва­ли пе­ча­ти с фу­тля­ра. Игу­мен Ки­рилл пе­ре­ло­жил мо­щи, и «в со­слу­же­нии бра­тии и го­род­ско­го ду­хо­вен­ства с мо­леб­ным пе­ни­ем Спа­си­те­лю, Бо­жи­ей Ма­те­ри и пре­по­доб­но­му Фе­о­до­сию свя­тые мо­щи бы­ли об­не­се­ны во­круг хра­мов оби­те­ли и вне­се­ны в лет­ний храм». Сра­зу же по­сле окон­ча­ния ве­чер­ни безбожные власти аре­сто­ва­ли и за­клю­чи­ли в тюрь­му на­сто­я­те­ля, каз­на­чея, ду­хов­ни­ка, бла­го­чин­но­го, двух иеро­ди­а­ко­нов и двух мо­на­хов, и в оби­те­ли оста­лись иеро­ди­а­кон, два мо­на­ха и по­слуш­ни­ки; по этой при­чине бо­го­слу­же­ния в мо­на­сты­ре пре­кра­ти­лись. 19 июня 1919 го­да гроб с мо­ща­ми пре­по­доб­но­го Фе­о­до­сия был сно­ва вскрыт вла­стя­ми, а мо­щи по­ме­ще­ны под стек­лян­ный фу­тляр и опе­ча­та­ны. Но­чью 26 сен­тяб­ря 1919 го­да мо­щи пре­по­доб­но­го Фе­о­до­сия бы­ли тай­но пе­ре­ве­зе­ны в Во­лог­ду, а мо­на­стырь за­крыт. И лишь уже в 2016 году мощи преподобного вернулись назад в возрождённый монастырь.

Выступал за строгое соблюдение канонов, в связи с чем вступил в конфликт со сторонниками церковного «обновления» и был вынужден в марте 1921 года оставить кафедру и уйти за штат. В 1923 году был арестован, обвинён с «связи с монашеством и агитации» и осуждён на шесть месяцев принудительных работ в концлагере. Заьтем до 1927 года находился в ссылке. Поддержал Декларацию Заместителя Патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского) от 29 июля 1927 года и получил назначение в  Симбирск, а затем был переведён на Симферопольскую и Крымскую кафедру, которую занимал с марта по август 1928 года. В августе 1928 года был возведён в сан архиепископа и поставлен самарским архиереем после четырёхлетнего перерыва. В Самаре только один храм оставался под контролем сторонников митрополита Сергия, остальные контролировали обновленцы. Владыко Александр много ездил по епархии, проповедовал крестьянам, устраивал крестные ходы, рукополагал священников из диаконов и грамотных крестьян, разрешал устраивать церкви прямо в домах. Поддерживал возвращавшееся из ссылок и тюрем духовенство, помогая им зарегистрироваться и получить разрешение на службу, помогал монахиням из закрытого Серафимо-Дивеевского монастыря, проводил тайные монашеские постриги. Был прост, скромен и милосерден, часто раздавал свои вещи неимущим вернувшимся из заключения священникам, помогал семьям репрессированных. В результате в Самарской губернии православных приходов стало больше, чем обновленческих. Разумеется, советской власти это не понравилось, поэтому в 1933 году против владыки завели уголовное дело по обвинению в антисоветской деятельности. 29 октября 1933 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило его к трём годам ссылки в Екатеринбургскую область (с 1934 года – Свердловская). После освобождения с февраля по июль 1935 года был архиепископом Пугачёвским, викарием Саратовской епархии. Поселился в Ульяновске (Симбирске), затем, в 1936 году, переехал в Самару (которую в 1935 году переименовали в Куйбышев) и служил там по благословению правящего архиерея архиепископа Куйбышевского Иринея в Петропавловском храме.

30 ноября 1937 года был арестован вместе с 26 священнослужителями и мирянами. Ему предъявили следующее обвинение: «Объединил в Куйбышеве всех безместных попов, главным образом прибывших из ссылок. Этим попам создавал авторитет среди верующих, «страдальцев за веру», что использовалось для антисоветской повстанческой и контрреволюционной фашистской агитации. Сам лично вел погромно-повстанческую агитацию». 21 декабря 1937 года его приговорили к расстрелу и 14 января 1938 года расстреляли вместе с 12 другими самарскими священниками – Иоанном Сульдиным, Иоанном Смирновым, Александром Органовым, Трофимом Мячиным, Александром Ивановым. В августе 2000 года был канонизирован и включён в собор Новомучеников и Исповедников Российских. Вместе с ним канонизированы и убиенные вместе с ним. Захоронены их тела, предположительно, на месте нынешнего парка им.Гагарина в Самаре. Брат священномученика, о.Иаков, священник, умер в ссылке в Караганде.

В этом юбилейном году в возрожденном и снова используемом для богослужений Воскресенском соборе появилась икона священномученика Александра, которой можно помолиться. Это сделано в рамках замысла нашего уважаемого высокопреосвященного владыки Игнатия, который пожелал собрать в кафедральном соборе мощи и частицы мощей всех канонизированных вологодских архиереев вместе с иконами. Местонахождение же мощей сщмч.Александра пока неизвестно точно, но его образ уже находится на земле, где он был архиереем.





[1] Эту академию закончили многие выдающиеся личности – сщмч.Константин Богословский, философ и богослов Виктор Несмелов, сщмч.Василий (Богоявленский), сщмч.Ефрем (Кузнецов). Ректором её одно время был будущий митрополит Антоний (Храповицкий).
[2] На мой взгляд, заслуживает отдельного рассказа.
[3] Командир полка полковник Петрович Иван Васильевич, произведённый в генерал-майоры, оставил командование полком, уйдя на заслуженный отдых ещё 10/23 июня 1914 года с мундиром и пенсией. 29 декабря 1914 года (11 января 1915 года) командование полком принял полковник Волькенау Константин Петрович. Посему точно определить, кто был командиром полка в этот момент, мне невозможно.
Tags: Вологда, Николай II, Патриарх, Первая мировая, Православие, СССР, история, коммунисты, консерватизм, политика
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Вологда под игом большевизма.

    Вологда под игом большевизма. Часть I. Вологда под игом большевизма. Часть II. Вологда под игом большевизма. Часть III. Вологда под игом…

  • Убийство собора

    Написав и опубликовав текст о том, как поступили большевики с нашим городом и с нашей областью, я решил выделить из основного текста и опубликовать…

  • Солигаличское восстание 1918 года.

    7 апреля 1918 года на ж/д станции Дикая в 25 верстах к западу от Вологды (станция Дикая, Майское с/п, Вологодский район, Вологодская область)…

  • Богородице-Рождественский собор. Часть 1.

    В моём повествовании «Вологда под игом большевизма» я касался темы гонений на веру в советские времена. Поскольку тема эта довольно…

  • Священномученик Константин Богословский

    В этом году – 80-летие «большого террора», печальная дата в нашей истории. А буквально на прошлой неделе вологжане отметили…

  • Елабуга. 1918.

    Как мы помним, начало 1918 года характеризовалось началом большевицких гонений на Православие. Я писал об ужасной расправе над жителями Солигалича,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments