Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Посты по истории. 2018.

Дмитрий Стешин. Коротко и жутко. Военкор Стешин.

Это довольно интересный сборник, чем-то немного напоминающий описанную автором чашу в лавке сирийского старьёвщика - в нём собраны самые разные по виду, но при этом короткие рассказы и заметки.

Журналистика и литература идут часто рука об руку. Тем более, что Дмитрий - военкор такого старого и почтеннного издания "Комсомольская правда", с давними традициями, традициями в области литературы и военной журналистики.

Главная тема этих всех небольших рассказов, этих "крохоток" - война. 15 лет автор работает в качестве журналиста в различных горячих точках по всему миру. Будучи человеком не военным, которому запрещено брать в руки оружие согласно журналистскому кодексу. Он - наблюдатель, который должен увидеть, записать, заснять и отправить материал в редакцию. А потом уже об этом узнают читатели.

Могу сказать, что книга эта довольно сильная, интересная и глубокая. Автор не только описывает увиденное, он также и размышляет. Местами читать тяжело - но хорошая литература и не обязана быть лёгкой. Довольно впечатляют рассказы о Великой Отечественной, которую автор никогда не видел, но он записал воспоминания других, а также вложил личный опыт поездок на поиски погибших солдат.

В принципе, это антивоенная книга - мы видим тут, как ужасна война и что она делает с людьми, как она калечит тело и душу. Человеку, который побывал на войне столько лет и видел столько всего, веришь абсолютно.

Его заметки и статьи о событиях в Новороссии, а также на майдане и в Крыму, это исторический источник, то, что непременно пригодится будущим историкам Русской Весны. И если где-то в Ливии "чужая война", куда отправляются из журналистского долга, то здесь это то, что заставляет сопереживать и сочувствовать по-настоящему - на Донбассе гибнут свои люди, русские. И военкор - тот, кто сообщает правду об этой войне.

Автор - человек верующий, православный. Это чувствуется при прочтении, тем более, что там часто встречаются такие приметы, как образок Богородицы, приобретённый в лавке сирийского старьёвщика, отшельник в Беловодье или размышления о 90-м псалме, которому Дмитрий посвящает целый рассказ. Мы видим чудеса, совершаемые Богом, про которые именно так и говорится. "Только наличие Веры отличает нас от животных", пишет автор и с ним соглашаешься полностью.

Русские - нация путешественников, которые куда-то двигаются, любят передвигаться по рекам (Россия - речная цивилизация; в книге есть и рассказ, где герои путешествуют по рекам), но всегда обязательно возвращаются домой. Поэтому от восточных пейзажей Сирии, автор переходит к северным лесам.

Что могу сказать? Книга мне весьма понравилась. Она является прекрасным вкладом в современную русскую литературу. Мы видим талантливого, яркого и интересного автора и за него хочется искренне и от души порадоваться.

Где можно заказать книгу?
ЛАБИРИНТ
ОЗОН

БУКВОЕД (для жителей СЗФО)
ПИТЕР

Вологда под игом большевизма. Дополнения.

1). Разрушение памяти.

Как жила родственница поэта Батюшкова? Вот что пишет сама внучатая племянница поэта Екатерина Леонидовна Шейбер (Шипилова): «Вы спрашиваете меня, на каких условиях я согласна передать все эти вещи музею. <...> Продавать и торговать этими памятниками моей семьи мне противно. Я всегда говорила моему мужу, ныне умершему, что в случае моей смерти я желаю, чтобы эти вещи были переданы Вологодскому или Ярославскому музею, конечно в дар. Но тогда я была очень богата, а теперь, когда у меня отняли все, что я имела, я превратилась совершенно в нищую, и с большим трудом, живя впроголодь и оборванная, в коммунальном доме, в общей комнате, я зарабатываю свой кусок хлеба уроками иностранных языков, а мне уже 59 лет. И вот я бы желала, если это возможно, чтобы взамен этих вещей мне назначили бы пожизненную пенсию, как единственной оставшейся в живых и близкой родственнице К. Н. Батюшкова». Письмо подписано: «... с почтением Е. Шейбер — член коллектива безработных учителей». Грустно...

2). Деятельность советской власти.

О том, что из себя представляли продотряды, можно взглянуть на примере тамбовских продотрядов: «Они выгребают дочиста без разговоров, применяя даже насилие... притом применяя и массу незаконных арестов, не исключая красноармейских вдов с детьми. УПродКом всех волостных и сельских ходоков арестовывал. Выгружают подворно, проделывая обыск, и попутно берут, что попадёт под руку, как-то: сукно, сапоги, мясо, не оставляя иногда для крестьянина ни фунта. Обыкновенно из реквизированного ничего не доходит до городов, поедают всё продотряды на местах». Много хлеба, отобранного у крестьян, лежало на элеваторах и попросту гнило там. В Лебедянском уезде «Липецкий продотряд перепился, ворвался во время богослужения в церковь и убил нескольких граждан».

3). Боевые действия белогвардейцев на территории Вологодской губернии.

(Помета: на 1919 год территория, о которой идёт речь, входила в состав Северо-Двинской губернии, выделенной из состава Вологодской).


Collapse )

Эрнст Гидеон Лаудон.

Лаудон при Кунерсдорфе.
Статуя Лаудона в Вене. Часть памятника Марии-Терезии.
Одним из когорты полководцев императрицы Марии Терезии был барон Эрнст Гидеон фон Лаудон. Он является одним из австрийских героев, ему ставят памятники (наиболее известные – конная статуя у подножия памятника Марии Терезии в Вене и бюст в баварской Вальхалле).

Collapse )

Его племянник, Иоганн Людвиг (1767 – 1822), сперва подобно ему служил в русской армии, но перевёлся в чине капитана (sic!) под начало своего дядюшки и стал служить в австрийской армии. Он принимал участие в сражениях против французских войск при Виссембурге, Каллиано, Нови и Эльхингене. В 1805 году вместе с армией фельдмаршала фон Мака попал в плен при Ульме. Дослужился до фельдмаршал-лейтенанта и скончался в 55 лет в Хадерсдорфе.





[1] нем. малая война – боевые действия небольшими силами с целями измотать противника и обеспечить своим войскам благоприятные условия для решающих сражений. Подвижные летучие отряды лёгкой кавалерии нападали на коммуникации, магазины (продовольственные склады), небольшие укреплённые пункты, транспортные колонны противника и проч., избегая столкновений с крупными подразделениями. В австрийской армии для этого применялись пандуры (части, состоявшие из венгров, сербов и хорватов), которые первоначально были пограничными частями, формируемыми для борьбы с разбойниками и турками. Легендарным командиром пандуров в годы Войны за австрийское наследство был барон Франц фон дер Тренк, сын прусского офицера, некоторое время служивший в России, у которого начинал свою службу капитан Лаудон
[2] Общие наши трофеи были следующими: 26 знамён, 2 штандарта, 172 пушки и гаубицы и множество полевых снарядов. Взято в плен 6 599 человек рядовых. Также нашим досталось от противника более 10 тысяч  ружей.
[3] В своём письме генералу фон Финку Фридрих писал следующее: «Генералу Финку предстоит трудное поручение. Я передаю ему армию, которая не в силах более бороться с русскими. Гаддик за ним, а Лаудон впереди, ибо он, вероятно, пойдет на Берлин. Если генерал Финк двинется за Лаудоном – Салтыков нападет на него с тыла; если он останется на Одере, то будет подавлен Гаддиком. Во всяком случае, я думаю, лучше напасть на Лаудона. Успех такого предприятия мог бы остановить наши неудачи и замедлить ход дела, а выигрыш времени очень много значит в таких обстоятельствах».
[4] В марте он окружил Мантейфельский полк под командованием генерала Гольца, предложил ему сдаться, но пруссаки отказались и отбили атаку австрийцев, потеряв всего 140 человек (тогда как Лаудон потерял 400).
[5] Овладев этим городом, «опозорил он своё имя, дозволив войску, в виде награды, разграбить город, издавна славный промышленностью и торговлей. Жителей перерезали, дома сожгли. Не было пощады ни старикам, ни женщинам, ни детям. Лаудон сам ужаснулся жестокости своих солдат, но остановить их был не в силах» (Кони Ф. История Фридриха Великого).
[6] Когда израненный Фуке упал с лошади, к нему немедленно бросились драгуны с палашами, но их смертельные удары принял на себя генеральский денщик, закрывший Фуке своим телом. Спас Фуке подъехавший австрийский полковник Войт. Узнав о подробностях дела, Фридрих воскликнул: «Фуке – истинный герой! Плен его делает честь прусскому оружию!»

Егор Холмогоров: О Зое, избах деревни Петрищево и коллаборационистской пропаганде...

Оригинал взят у holmogor в О Зое, избах деревни Петрищево и коллаборационистской пропаганде...
О Зое и Бильжо, кажется, высказались уже все...

Но да фиг с ним, с мерзавцем.

Я решил немного поговорить о той гораздо более широкой категории сетевых шебуршателей, которая пускает отработанную слезу насчет того, что Зоя сожгла простые домишки деревянные и лошадок изжарила невинных.

Это очень важная тема, потому что про убить врагов и умереть с достоинством это про войну всякий понимает. А вот о том, что во время войны приходится причинять вред своим, чтобы причинить его врагам, - жечь посады, спалить Москву, поджечь деревню Петрищево, об этом думает мало кто и, в результате, сеть полна свинеющими от чистоплюйства болтунами, не стоящими ноготка с мизинца Зои. Зоя - святая.

http://portal-kultura.ru/articles/obozrevatel/142872-svyataya-zoya/



Не случайно русофобы особенно напирают на то, что она якобы «жгла дома простых крестьян», которые и сдали ее фашистам. Любят цитировать фразу жительницы Петрищево Смирновой: «Мой дом сожгла, а немцам ничего не сделала». Особенно изощренные подлецы подпускают слезу о «простых русских людях, пострадавших от комсомолки».

Эти рассуждения выдают полное непонимание жестокой природы войны, в которой вот уже три тысячелетия тактика «выжженной земли» служит одним из базовых средств ведения боевых действий. Современная война и вовсе в первую очередь логистика — своевременная доставка боеприпасов и пополнений, эвакуация раненых. Нарушение логистики равно оперативному окружению, что в свою очередь равно поражению.

Зоя являлась военнослужащей, бойцом диверсионного отряда, в задачу которого входило не «жечь дома с немцами», нанося ущерб живой силе противника, а просто сжечь все дома в ключевых, с точки зрения гитлеровской логистики, пунктах. Таковым, на свою беду, была и деревня Петрищево, расположенная на перекрестке Минского шоссе (читай — пути в Германию) и тянувшейся вдоль фронта рокадной дороги, ныне известной как Московское большое кольцо.

Если бы Зоя и ее товарищи преуспели, то деревня оказалась бы сожжена полностью, и это стало бы серьезным военным успехом, хотя и сопряженным с трагедией для местных жителей. Немцы не смогли бы оперативно перебрасывать пополнения, несли бы большие потери при обморожениях. Шел решающий этап боев за Минское шоссе, начавшийся 15 ноября 1941 года, и любая песчинка, засыпанная в шестеренки машины вермахта, имела критически важное значение. Наступление фашистов остановили под Кубинкой, в 25 километрах от Петрищево. И в этом несомненный вклад лично Зои, достаточно вспомнить, что она сожгла конюшню с 20 лошадьми, то есть лишила неприятеля транспорта.

Ни о какой «бессмысленности» действий Космодемьянской и ее группы речь вести не приходится. Подвигом стала не только смерть Зои, но и ее жизнь. Да, этот подвиг жесток по отношению к имуществу сограждан, как жестоко было выжигание посадов при татарских набегах или сожжение Москвы в 1812-м. Но Россия и Германия вели тотальную войну, в которой не было, в строгом смысле слова, «мирных жителей» и «некомбатантов». Всякий являлся вольным или невольным бойцом по ту или иную сторону фронта. Имели значение каждый глоток воды, поданный другу или врагу, каждый собранный колосок, каждая подвода с лошадьми.

Нападая на Зою, наши либералы хотят навязать обществу простую мысль: мирные граждане не должны воспринимать себя как солдат, а свое имущество как военный актив даже тогда, когда их страна ведет смертную битву за выживание. Можно и нужно отсидеться, внушают Бильжо и его единомышленники, и никто не смеет твою хату тронуть, даже если она нужна захватчику. Спору нет, в мирные дни хата должна быть неприкосновенна. Но война есть война, а нация — это всеобщая взаимная жертвенность. Готовность жертвовать другими, определяемая готовностью пожертвовать собой. Сжигая чужие конюшни и дома, Зоя принесла свою собственную жертву до конца. Она святая. И именно этим так неудобна современным коллаборационистам.

http://portal-kultura.ru/articles/obozrevatel/142872-svyataya-zoya/

28 панфиловцев

Мы запомним суровую осень,
Скрежет танков и отблеск штыков,
И в веках будут жить двадцать восемь
Самых храбрых твоих сынов. (с)

Сегодня сходил на ставший знаменитым ещё до выхода на экран фильм «28 панфиловцев». И он мне категорически понравился. Это фильм, где всё довольно просто и понятно. Впереди – враг. Позади – Москва. А между ними – рубеж, где находятся русские и казахи (которые, впрочем, как говорит один из бойцов в фильме «тоже русские», поскольку за русскую землю сражаются) и они методично и спокойно жгут вражеские танки.

На них прёт «фашистская сила тёмная, проклятая орда» – в самом деле, именно такое впечатление и производит огромная масса немцев, стоящая из солдат и машин. Против них – наши, простые русские люди, которые всеми силами стараются не дать врагу прорваться к столице.

В фильме много хороших и верных слов и фраз, которые запомнятся и врежутся в память: «Стоять не насмерть, а намертво», «Сегодня за Родину помирать не треба, сегодня за Родину пожить треба», «Пусть враг видит, как умеют русские любить свою Родину». Не обошлось и без легендарной фразы Клочкова «Велика Россия, а отступать некуда – за нами Москва», только она была сказана, конечно же, совершенно иными словами, но смысл тот же самый.

Можно отметить интересный момент – направляясь к позициям. Бойцы рассказывают истории, где сразу сходу угадывается содержание фильмов «Семь самураев» и его римейка – «Великолепной семёрки», что является анахронизмом, но подано именно как легенда, которая, надо сказать, совершенно нормально вписывается в общий замысел фильма. Ну и, конечно, легенда про 300 спартанцев. Всё это вместе передаёт общий настрой – небольшими силами задержать наступающего врага.

Мне нечего добавить нового к уже сказанному другими высказавшимися авторами о достоинствах фильма, просто хочется отметить, что это кино, которое стоит смотреть и которое надо снимать. Кино, снятое при поддержке народа, на народные деньги и для народа. И в итоге – добротная и качественная работа, хороший патриотический фильм, который обязательно не оставит никого равнодушным и заставит задуматься. Фильм о подвиге наших предков, о тех, кто отстоял наше право на жизнь.

PS Вчера я посмотрел американский фильм «По соображениям совести» об американском санитаре Десмонде Доссе, который отказался брать в руки оружие по религиозным мотивам, но отправился на войну, чтобы спасать жизни. И я вспомнил о своём двоюродном деде, Геннадии Головине, о котором я писал в своём цикле о битве за Заполярье. Он служил санитаром в морской пехоте и спасал жизни бойцов. Вот текст из представления его к ордену Красной Звезды:

«За время службы в батальоне проявил себя смелым, решительным, дисциплинированным командиром, отлично знающим и овладевшим своей специальностью. За отличное знание и применение их в боевой обстановке награждён значком «Отличник Санитарной службы». Тов. Головин, умело сочетая свои боевой опыт с личной храбростью, под ураганным огнём противника всегда спешил на помощь к раненому бойцу. В октябре 1942 года под сильным и прицельным артминомётным огнём противника вынес с поля боя 3-х раненых бойцов с их оружием. 27 ноября вынес 2-х бойцов из разбитой прямым попаданием огневой точки. Работал под яростным обстрелом снайперов противника. За длительный период пребывания на передовой линии фронта вынес в труднейших условиях с поля боя и боевого охранения 42 раненых бойцов с их оружием».

PPS Рецензии на фильм «28 панфиловцев»:
Егор Холмогоров.
Евгений Норин.
Борис Рожин (включая отзыв историка Баира Иринчеева).
Григорий Пернавский.

Генерал Дроздовский. Часть 2.

(без названия)
***
Для Дроздовского февральский переворот стал потрясением, тем более, что первым в Петрограде восстал его родной Волынский полк (точнее резервный – сформированный из запасного батальона полка, находившегося на фронте). Первой подняла красные знамёна 2-я рота, а унтер-офицер Кирпичников принял участие в убийстве ротного командира, призывавшего сохранить верность присяге Государю (мерзавец Кирпичников, награждённый Временным правительством за своё иудино дело, позже будет расстрелян по приказу генерала Кутепова). Михаил Гордеевич относился к числу убеждённых монархистов, который не скрывал своих убеждений, хотя и не афишировал, но за них готов был сражаться  в открытом бою. Скрывая до поры до времени свои взгляды, он сумел избежать чистки от «неблагонадёжных элементов», которую проводило в армии Временное правительство с помощью своих комиссаров. В апреле 1917 года он получает под своё командование 60-й пехотный Замостский полк. Летом на Румынском фронте шли тяжёлые бои. 8-му армейскому корпусу было приказано наступать под Марештами. Удар на прорыв наносил тогда 60-й пехотный полк. 15-я пехотная дивизия в июле нанесла поражение 218-й пехотной дивизии немцев. 60-й полк взял в качестве трофеев 10 орудий (всего в день боёв их было взято 11). За это отличие Дроздовского представили к награждению орденом Св.Георгия 4-й степени, который он получить в конце ноября 1917 года … после большевицкого переворота. Об этом ордене он мечтал всегда, но получил его тогда, когда уже всё рухнуло, а всё то, что было свято – втоптано в грязь, упразднено декретами большевицкого правительства. Ордена было запрещено носить. Тогда Дроздовский решил сделать так – он одел на петличку френча Георгиевскую ленточку и носил её до самой своей смерти («Сей орден никогда не снимать, ибо заслугами приобретается», гласит орденский статут). Ну как тут не вспомнить про день сегодняшний? «Если наш современник <…> прочтёт о том, что «в одном и том же поношенном френче, с потертой георгиевской ленточкой в петлице — он [Дроздовский – С.З.] из скромности не носил самого ордена»[1], то, наверное, отметит про себя в уме, что Дроздовский был, пожалуй, первым «колорадом» (как нас называют украинствующие)»[2].

Collapse )

«Ростов переживал тяжелое время. Много дней уже слышна была отдаленная артиллерийская стрельба; ходили неясные слухи о приближении немцев, украинских гайдамаков, каких-то неведомых «щербачевцев», наконец, восставших донцов. Эти слухи как будто находили подтверждение в нервном настроении советских властей и в явно производившейся эвакуации города. Ростовцы не знали, кто их освободит; но, переходя от надежд к отчаянию, всё же ждали со дня на день избавления. В Святую ночь оно как будто бы пришло: после сильной артиллерийской канонады большевики начали покидать город, отходя в Нахичевань, и к утру Светлого Воскресения ростовские жители, выглянув со страхом на улицу, увидели разъезды каких то неведомых людей, пришедших из Румынии и называвших себя «корниловцами». Обойдя с севера Таганрог, в котором сосредоточился германский корпус, дошедший уже передовыми частями до станции Синявки, Дроздовский 21 апреля атаковал Ростов»[7], пишет Деникин в «Очерках русской смуты». С довольно небольшими силами Дроздовский освободил город. Однако вскоре к красным стали подходить подкрепления и 22 апреля город пришлось оставить. Но вскоре стало известно, что донцы освободили Новочеркасск от красных – оказывается, дроздовцы сумели отвлечь на себя довольно крупные силы красных. 25 апреля их передовые части прибыли в Новочеркасск, где сумели помочь донцам нанести поражение красным и тем самым закрепить город в руках белых. В тот же день Дроздовский отправил командующему Добровольческой армией донесение: «Отряд... прибыл в Ваше распоряжение... отряд утомлен непрерывным походом — но в случае необходимости готов к бою сейчас. Ожидаю приказаний». Так дроздовцы оказались в рядах Добровольческой армии…





[1] Кравченко В. Дроздовцы от Ясс до Галлиполи. Т.1. Мюнхен, 1973. С. 20.
[4] Дроздовский М. Г. Дневник. Берлин: Отто Кирхнер и Ko, 1923. С.108 – 109.
[5] Корнилов В. В. Донецко-Криворожская республика. Расстрелянная мечта. СПб: Питер, 2017.

Генерал Дроздовский. Часть 1.

(без названия)

Когда я работал над этим текстом, в Донецке в результате подлого и коварного убийства погиб легендарный русский национальный герой – Моторола (Арсений Павлов), один из тех, кто пришёл ещё со Стрелковым в Славянск, настоящий русский воин. Я бы хотел свою серию постов к юбилею генерала Дроздовского посвятить его памяти, поскольку Моторола был одним из тех, кто подобно Михаилу Гордеевича сражался за свободу русского народа. Царствие Небесное новопреставленному воину Арсению!

Сегодня мы отмечаем 135-летие со дня рождения одного из самых знаменитых русских военачальников и лидеров Белого движения – Михаила Гордеевича Дроздовского. Я уже писал о нём в ЖЖ, но тот пост далеко не совершенен и требует написания нового, получше. В самом деле, это такой человек, который заслуживает того, чтобы о нём говорили, вспоминали и на него равнялись. Я даже переделал по этому поводу знаменитые строчки поэта Маяковского:
Юноше, обдумывающему житьё,
решающему, делать жизнь с кого,
скажу, не задумываясь —
делай её с генерала Дроздовского.
И в самом деле – это тот человек, на которого стоит равняться. Потомственный военный, дворянин, человек чести – в нём прекрасно и идеально всё.
***

Collapse )
В августе 1915 года, во время наступления немцев, Дроздовский совершает подвиг, о котором стало известно по всей армии. Немцы ночью заняли речную переправу и там их ничего не сдерживало, был только штаб 60-й пехотной дивизии. Михаил Гордеевич узнал об этом, немедленно велел прибыть туда из резерва 2-му батальону 253-го Перекопского полка с пулемётной командой. А сам поднял под ружьё всех своих штабных и лично повёл к месту немецкого прорыва. Прибыв на место, пошли в штыковую и выбили немецких егерей с моста. Немцы, впрочем, не желали так просто отдавать позиции. Бой продолжался. Но Дроздовский со своими людьми держал переправу. Он приказал взорвать ценный для противника мост. После чего отряд отошёл. За этот бой Михаил Гордеевич представлен к почётному Георгиевскому оружию. Саблю с надписью «За храбрость» он получил, правда, только в июне 1916 года. В августе того же года он был произведён в полковники Генерального Штаба. Было ему 34 года. Осенью 1915 года 64-я  дивизия была в первом эшелоне наступающих русских войск, которые переходили Карпаты и спускались на Венгерскую равнину. В ходе этих боёв Дроздовский лично повёл в атаку на штурм укреплений австрийцев на горе Капуль. В самом начале атаки он был ранен в правое предплечье, но отказался от госпитализации и остался в строю. Впрочем, через пять дней в госпиталь всё же лечь пришлось – рана оказалась тяжёлой. Поэтому с сентября 1915 по конец 1916 годов он провёл на лечении. Руку сохранили, но она осталась полупарализованной. Несмотря на это, он в январе 1917 года возвращается на фронт. Он становится начальником штаба 15-й Одесской пехотной дивизии на Румынском фронте. Через месяц грянул гром – в Петрограде произошла революция…






[1] Уроженец города Вологды, где в его честь названа улица. Был начальником штаба 6А (командующий – Самойло). Расстрелян в 1938 году.
[3] Там же.

Белый генерал против "красного маршала".

… Бежавший из немецкого плена гвардии подпоручик Тухачевский в возрасте 25 лет стал командармом – генеральская должность. С трудом подавив восстание бывшего полковника Русской Армии и известного авантюриста Муравьёва (в ходе которого Тухачевский был схвачен и едва не был расстрелян восставшими), он двинулся навстречу белым отрядам, наступавшим по Волге. И был побит ими под Симбирском и вынужден был отступить. Ему повстречался на пути 35-летний подполковник ГШ Каппель...
... Каппель окончил Академию ГШ и прошёл Первую мировую. С развалом армии отбыл домой, в Пермь. Некоторое время служил у красных – по заданию тайной офицерской организации для вербовки сторонников и выяснения информации. Но потом представился случай и он перешёл на службу к белым – после взятия Самары, вступил в народную армию КОМУЧа. Возглавил небольшой отряд самарских добровольцев тогда, когда не нашлось желающих. И со своим немногочисленным воинством (под его началом было сперва всего 350 человек) стал бить неопытных и плохообученных красных, не числом, а умением.  Каппель был убеждённым монархистом, что среди белых, а особенно в армии КОМУЧа, в которой он воевал, было редкостью. Лично скромный, ставивший на первое место борьбу с большевизмом, в военном деле он ориентировался на Суворова. Часто он воевал вместе с своими подчинёнными как рядовой боец, часто питался с ними из одного котла. Бойцы любили своего командира. «Скромный, немного выше среднего роста военный, одетый в защитного цвета гимнастёрку и уланские рейтузы, в офицерских кавалерийских сапогах, с револьвером и шашкой на поясе, без погон  и лишь с белой повязкой на рукаве» — таким остался Владимир Оскарович в памяти современников», вспоминал позже один из сподвижников генерала полковник Вырыпаев. Бесспорно, это был один из лучших белых военачальников. Здесь можно также вспомнить полковника Дроздовского (монархист), молодого генерала Пепеляева (демократических взглядов) и других.
22 июля 1918 года Каппель взял Симбирск и в тот же день назначен командующим действующими войсками Народной армии. 7 августа была взята Казань. 14 – 17 августа под Симбирском Каппель сумел нанести поражение 1-й армии под командованием Тухачевского и заставить его отступить. 24 августа он сделан полковником, а уже на следующий день он отправляется со своей бригадой под Свияжск, воевать с засевшими там красными. К сожалению, взять город не удалось, вскоре красные перешли в контрнаступление и 11 сентября 1918 года взяли Казань. Впрочем, несмотря на это, Каппель показал себя прекрасным военачальником и тактиком.
… Каппель умер во время Великого Сибирского Ледяного похода, идя на выручку Колчаку (так и не дошли). Он стойко переносил мучения – обморозил ноги, затем их лишился, но продолжал командовать войском. Он скончался от двустороннего воспаления лёгких 26 января 1920 года на разъезде Утай около станции Тулун близ города Нижнеудинска. Последними словами генерала (в декабре 1918 года он стал генерал-майором, а в ноябре 1919 года – генерал-лейтенантом) были: «Пусть войска знают, что я им предан был, что я любил их и своею смертью среди них доказал это».
WMH0uUb4jTI.jpg
Такие люди как Каппель  вызывают только уважение. В прошлом году я посетил его могилу в Донском монастыре. Он лежит там как достойный сын России рядом с великим русским философом Ильиным и генерал-лейтенантом Деникиным. О.Димитрий (Смирнов) сказал: «Генерал Владимир Каппель — одно из достояний России как человек, который проявил себя настоящим русским генералом, стратегом и героем. Всё, что с ним связано, должно быть окружено почётом». А его сын, Кирилл Строльман, воевал в Великой Отечественной, обороняя Город Петра. Отец мог бы им гордиться.
Судьба же «красного маршала» Тухачевского известна всем – он сделал большую карьеру в Красной Армии, стал Маршалом Советского Союза, но был арестован за подготовку заговора и расстрелян.

О Каппеле в ЖЖ Михаила Маркитанова:
1. Печальная годовщина.
2. Герой в силу необходимости?
3. Командир-наставник.

Битва за Заполярье. Часть 7. Морские десанты. Раздел 1. Западная Лица. 1941 год.

Хотелось бы сделать небольшой перерыв в моём рассказе о союзниках в Битве за Заполярье и перейти к другой серии моего цикла. Это – рассказ о десантах морской пехоты Северного флота. И первый рассказ специально приурочен мною к 75-летней годовщине важного события в истории этого противостояния. Итак, приступим.

Речь идёт о боях на реке Западная Лица (она же Большая Лица или просто Лица). Эта река впадает в одноимённую губу Мотовского залива Баренцева моря. Губа Западная Лица – это узкий залив-фьорд, Один из самых крупных заливов северного побережья  Мурманской области вместе с Кольским заливом, Ура-Губой и губой Печенга. Расположен он в 25 километрах к востоку от полуострова Рыбачий в акватории Мотовского залива. В этих местах и развернулись летом 1941 года кровавые и тяжёлые бои.

Collapse )

Сегодня, через 75 лет, хотелось бы вспомнить героев, которые ценой своей жизни не пустили врага к Мурманску, тех, кто сражался до конца. Благодаря им, наступление врага на город было остановлено и город не был им захвачен. Нога врага не вступила на землю Северного Севастополя.

Советские морские десанты на Северном флоте были весьма успешны, морпехи наводили панику на врага, нанося ему урон. Отрабатывая тактику проведения десантных операций, Северный флот сумел  провести 10-й, последний сталинский удар кампании 1944 года – Петсамо-Киркенесскую операцию. Но об этом, я думаю, я поведаю вам позже.

Серия про союзников будет продолжено, пост о конвое PQ-17 непременно должен будет выйти на этой неделе.



[1] Соболев Леонид Сергеевич (1898 – 1971), советский писатель, Герой Социалистического Труда (1968). Сын офицера из мелкопоместных дворян. Окончил III Александровский и Морской кадетские корпуса. Участник Моонзундского сражения и Ледового похода Балтийского флота. С 1918 по 1931 годы служил на Красном Флоте. После выхода в отставку стал писателем. Работал военным корреспондентом во время войны с Финляндией и Великой Отечественной. Капитан 1-го ранга. Председатель Правления СП РСФСР (1957 – 1970). Беспартийный. Свою Сталинскую премию за книгу рассказов «Морская душа» он передал в Фонд Обороны и попросил построить на них катер «Морская душа» (1942), который нужно было зачислить в 4-й дивизион сторожевых кораблей Черноморского флота.
[2] Рассказ «Батальон четверых» из сборника «Морская душа».
[3] В мае 1944 года стал начальником штаба СФ, с 1946 по 1952 годы был командующим Северным флотом. Контр-адмирал (1942), вице-адмирал (1944), адмирал (1951).