Tags: Святой Владимир

Александр II и преподобный Александр Свирский

Не все замечают тот факт, в день какого святого появился на свет Царь-Освободитель. В день рождения Императора, 17 апреля (по юлианскому календарю), Церковь отмечает память преподобного Александра Свирского. Конечно, подобное наречение тогда Романовыми уже не практиковалось, но подобное совпадение в именах не может не быть поразительным.

27 июня/9 июля 1858 года, через 12 дней после посещения Вологды, император посетил Свято-Троицкий Александро-Свирский монастырь вместе с супругой и всем семейством, включая наследника цесаревича Николая и великого князя Александра (будущий Александр III). «Путь к монастырю усыпан был полевыми цветами. Сначала Августейшее семейство посетило Преображенский собор. Здесь было отслужено краткое молебствие, по окончании которого Их Величества и Их Высочества с благоговением преклонились до земли перед ракою Преподобного Александра. Александр II пожертвовал на устройство обители 2000 рублей. Государыня Императрица принесла в дар Свирскому чудотворцу серебряную драгоценную лампаду, которая тотчас после благодарственного молебствия была привешена перед ракой Угодника. Великая княгиня Ольга пожертвовала 150 рублей. В память сего посещения в монастыре была написана икона с изображением: в центре - св. Александра Свирского, на правой стороне – свт. Николая, св. Благоверного Князя Владимира и Благоверного Князя Александра Невского, на левой – Благоверной Княгини Ольги и Марии Магдалины. При покровительстве Государя была построена часовня и церковь на подворье Александра-Свирского монастыря в Санкт-Петербурге»[1].

Хотя, конечно, Государь был далёк от преподобного Александра и в жизни своей, увы, не отличался стремлением к аскетизму, но, всё же, этот святой хранил его и молился за него пред Господом.


Сегодня, в день памяти святого преподобного Александра Свирского вознесём свои молитвы к нему.

Александр Мазин. Доблесть воина.


В прошлом году, в апреле, я прочитал очередную книгу из «варяжской» серии Мазина – «Золото старых богов» – и написал на неё рецензию в ЖЖ. И вот я прочёл новую книгу цикла (которая даёт понять, что ничего не заканчивается, а всё только начинается) – «Доблесть воина». И я очень доволен. Автор не исписался, не превратился в унылую тягомотину, от которой ждёшь скорого конца. Это явно не про Варягиану.

На первый план в качестве главного героя цикла вышел приёмный сын Сергея Духарева – Илия-Годун, который рождён в Х веке и связан с попаданцем только лишь фактом усыновления, но не кровно. Фактически Мазин от жанра «приключения попаданца» перешёл к жанру исторического романа и приключениям молодого человека на фоне исторических событий. К тому же в последних на данный момент книгах цикла Мазин берёт за основу русские былины и легенды, в которые вплетает своих героев – впрочем, ранее он уже пользовался для описания деяний Владимира материалами скандинавских саг. В данном случае Мазин использует образ Ильи Муромца – им как раз и становится Илья-Годун Духарев. Пролежавший несколько лет с парализованными ногами и накачавший за это время мышцы, он становится настоящим богатырём и совершает знаменитый подвиг – захватывает в плен Соловья-Разбойника. Причём, что интересно, от черниговского Морова Мазин всё-таки перекидывает повествование в Муром – и мы понимаем, что данный цикл будет продолжаться до тех пор, пока у Александра Владимировича будут творческие силы и интерес.

Книги цикла не претендуют на какое-то высокоинтеллектуальное чтение, на что-то такое особенное. Это приключенческая литература, которая, впрочем, влияет на сознание читающего. Тем более, что героем последних книг является совсем молодой юноша, что будет весьма полезно для подростков. В книгах хватает патриотизма, просто самой настоящей доблести и неплохих мужских и женских характеров. В книгах масса боевых сцен, поединков и много чего ещё. К тому же, как я уже не раз говорил, автор довольно добросовестно относится к историческим фактам – тогда, когда надо в угоду авторскому замыслу что-то изменить или добавить, он непременно делает сноску и говорит об этом. Просто восхищает подобная честность!   

И в этой книге автор берёт за основу одной из сюжетных линий легенду из «Повести временных лет» и делает её участником уже старого, но не утратившего сноровки и здравого ума Сергея Духарева, который в этом романе действует побольше, чем в предыдущих двух. Сама эта линия основана на одном из традиционных сюжетов мировой литературы – теме осады (которая идёт от гомеровской «Илиады»). Использование мифов, легенд, сказаний, саг, былин – это вполне естественная часть литературного процесса.

У Мазина действуют сильные, красивые, чистые и умные русские. Особенно интересно на контрасте с ними увидеть представителей «цивилизованного Запада» – в сцене столкновения одного из героев с саксонскими наёмниками его противники показаны грязными, вонючими и довольно омерзительными существами. Тогда как русские здесь – это народ довольно высокой культуры, который становится ещё лучше с крещением в Православие. Это не мир «Викинга», который Мазину очень и очень не понравился. Это скорее мир «Легенды о Евпатии Коловрате», хотя там действие происходит на несколько веков позже. Но русские показаны здесь именно как сильные и умелые люди, которые умеют и воевать, и торговать, и творить, и много чего ещё. Причём, важной темой является то, что и дружинники княжеские, и купцы, и земледельцы, и холопы – это всё один народ. В данной книге эта тема тоже звучит и представители семейства Духаревых её проводят в жизнь. Не могу не отметить, что никакого «евразийского братства» нет и в помине – кочевники-печенеги здесь показаны довольно неприятными, от них масса проблем, они ищут как бы где и что украсть, а русские люди защищают от них свою землю. От этих кочевников нужно отбиваться, но иногда с ними можно договориться и использовать в своих целях, ибо это довольно алчные существа, которым всё мало, которые постоянно «хотят есть», то есть захватывать в набегах огромную добычу.

В романе можно найти ряд отсылок к предыдущим книгам цикла, цитаты, флэш-бэки и прочее, которые поймут те, кто читал их все и помнит о том, что в них происходило. Не обошлось и без некоторого заимствования у популярных иностранных сериалов на фэнтезийные темы. В частности, в книгах иногда встречаются «приветы» из «Игры престолов», что делается автором явно сознательно в расчёте на знакомство его аудитории с данным сериалом. Самого же Мазина назвать «русским Мартином» сложно, тем более, что у нас, русских, есть куда более глубокий и мощный автор, далеко не всем известный и не всеми оценённый – Дмитрий Балашов, который в своём цикле «Государи московские», написанном задолго до «Песни льда и огня», не только первым провозгласил те художественные принципы и приёмы, которые потом использует Джордж Мартин. Он попросту превосходит своего американского коллегу. Если Мартин явно увлекается разным нью-эйджем и у него вызывает симпатию древний языческий культ богорощ, в его придуманном мире нет места христианству, даже скрытому, то покойный Дмитрий Балашов был, прежде всего, христианским писателем, но, в отличие от того же Толкина, в его книгах христианство не скрытое, а самое что ни на есть открытое. Мазин также является вполне христианским писателем, о важности православия для русской культуры и русской истории он заявляет неоднократно. Главный герой – крещёный христианин, который, впрочем, не был достаточно воцерковлён, не был глубоко верующим, но в процессе разворачивания сюжета, он стал им в ещё большей степени. Он делает выбор под влиянием обстоятельств, а также под влиянием своей любимой жены, которая сильно помогает ему укрепиться в вере. Впрочем, христианство и держится на хрупких женских плечах, о чём нам напоминает праздник Жён-мироносиц, которые оставались верны Христу и после его смерти, когда разбежались его ученики. И Илья, рождённый как Годун, становится христианином и понимает, что без Бога не до порога, а кто с Богом пойдёт – тот нигде не пропадёт. Кстати, что интересно, если у Мартина нет хорошей, достойной сцены охоты (такой вот странный парадокс!), то как раз у Мазина мы видим немало сцен самых разнообразных охот. Не обошлась без неё и «Доблесть воина». В этом плане современная русская литература не изменяет своим традициям. И у упомянутого Балашова, конечно же, с этим также всё в порядке.

Ну и, конечно, продолжается польская линия, где вырисовывается образ князя Болеслава – будущего первого польского короля. Ряд сюжетных линий романа незакончен, что говорит о том, что они начнут раскрываться в продолжении. Будем ждать новой книги цикла, ведь декалогией «варяжская» серия является временно. Во всяком случае, у Мазина получилась довольно неплохая эпопея. И мы будем с нетерпением ждать продолжения.  

Вологда под игом большевизма. Вотча.

Во время работы над моими заметками по истории антибольшевицкого сопротивления в Вологодской губернии, я наткнулся на зырянское село Вотча, откуда родом один из второстепенных героев моего повествования. Решил уделить ему некоторое внимание.

Кратко о самой Вотче. Это одно из древнейших поселений зырян. Первое упоминание – в  «Вычегодско-Вымской летописи» под 1384-м годом: там говорится, что святитель Стефан Пермский, креститель зырян, построил храмы «монастырские ж на Вотче и на Еренском горотке[1]». Есть также сведения о том, что поселение с таким названием упоминается в 1032 году. Археологи нашли близ села остатки древних поселений, свидетельствующих о том, что здесь жили ещё до X – XI веков. Село находится на реке Сысоле, которая является притоком Вычегды (при впадении находится город Сыктывкар, ранее именовавшимся Усть-Сысольск). В селе всегда очень почитался святитель Стефан Пермский, которого зыряне очень любят и чтут его память (есть предположение, что его мать, Мария Ивановна Секирина, дочь кузнеца, была зырянкой). Главный праздник в Вотче испокон веков – Степан лун, который отмечается 9 мая, в день кончины святителя. Стоит отметить, что в 1945 году на этот день пришёлся День Победы и все жители Вотчи однозначно связали это радостное событие с именем любимого святого. Сегодня он находится в составе Сысольского района Республики Коми. В нём проживает около 200 человек.

Collapse )

Давайте помнить об этом и не забывать о тех, кто положил свои жизни в борьбе с большевизмом, за Родину и за Веру.

Источники:

http://www.pravoslavie.ru/101017.html
http://www.pravoslavie.ru/99610.html
Есипов В.В. В поисках родословной. // Шаламов В.Т. Четвёртая Вологда: повесть, рассказы, стихи. Вологда: Древности Севера, 2017.




[1] Яренск.

Император Максимилиан. Часть 1.

В этом году, как уже говорилось, отмечается сразу несколько юбилейных дат, связанных с семейством Габсбургов. Я уже писал о святом императоре Карле и о Марии-Терезии. Всё это были монархи Австрии и земель, входящих в империю их рода. Но герой, о котором мы поговорим сегодня, был правителем далёкой страны за океаном. В этом году исполняется сразу две круглых даты – 185 лет со дня рождения и 150 лет со дня его смерти. Его имя – Максимилиан I Габсбург, император Мексики.

Так уж вышло, что я заинтересовался его судьбой совсем недавно – полгода назад, когда посмотрел фильм «Хуарес», который, впрочем, изначально должен был называться «Максимилиан и Шарлотта». Это была яркая и интересная личность, с трагическим ореолом героя. Впрочем, последние Габсбурги имеют немало таких историй. О них снимаются фильмы, пишутся книги. Особой популярностью пользуются императрица Сиси, её сын Рудольф и эрцгерцог Франц-Фердинанд. И судьба Максимилиана – в одном ряду с ними.
***
Collapse )  
Однако, будучи поставленным на трон французами, он проявил неожиданную самостоятельность и отказался передать мексиканские серебряные рудники, ставшие причиной интервенции иностранцев, в аренду французам, что вызвало возмущение французского императора. Однако войска этой страны по-прежнему находились на территории Мексики. Но с победой Севера в США становилось всё труднее – американское федеральное правительство требовало вывода иностранных войск из Мексики, ссылаясь на доктрину Монро, согласно которой американский континент являлся сферой влияния США и никакая европейская держава не имела права вмешиваться в дела стран этого континента. Вскоре это пришлось сделать: позиции Франции в мировой политике резко шли вниз, в Европе резко усилилась Пруссия (в 1866 году она разгромила австрийскую армию при Садовой и отдала Итальянскому королевству Венецию). В марте 1867 года процесс вывода французских войск  завершился, и стало ясно, что император – обречён…




[1] Эти города были частями коронной земли Австрийское Приморье (Кюстенланд), в которую входили имперский город Триест (славянское название – Трст), маркграфство Истрия и окняженное графство Горица и Градишка. До 1849 года эти территории находились в составе Иллирийского королевства со столицей в Лайбахе (Любляна). В него входили: западная и центральная часть нынешней Словении, нынешняя австрийская федеральная земля Каринтия и некоторые территории северо-западной Хорватии и северо-восточной Италии – упомянутый Триест и Гориция (Гёрц, Горица).

Вологда под игом большевизма. Латкин.

Латкин Степан Осипович (1886, Усть-Сысольск, Вологодская губерния – 18 апреля 1927, Усть-Сысольск, Автономная область Коми (зырян), по другим данным – Москва).

Родился в крестьянской зырянской семье. Член партии эсеров с 1904 по 1908 годы. Окончил Высшие Петербургские сельскохозяйственные курсы, агроном. Весной 1917 года прибыл в родной Усть-Сысольск и стал работать по специальности. Делегат 1-го Всероссийского съезда Советов крестьянских депутатов и Всероссийского мещанского съезда (май 1917). Председатель уездного исполкома Советов крестьянских депутатов Усть-Сысольского уезда (август – ноябрь 1917 года). Выдвинут кандидатом в члены Учредительного собрания по списку партии эсеров, но снял свою кандидатуру[1]. Председатель Усть-Сысольской земской уездной управы (1917 – 1918), то есть, фактически, глава Усть-Сысольского уезда. За неприятие советской власти был осуждён на трёхмесячное заключение в Усть-Сысольске[2]. Был одним из соратников Питирима Сорокина (в книге Репинской о нём написано следующее: «Простой и умный человек, не просто умный, учёный. В начале своего пути Питирим, как и Степан, был увлечён революционными идеями, а после, когда понял большевистские идеи, отошёл от большевиков и начал борьбу против них»[3]). Стоит отметить, что сперва, после установления советской власти, он раздумывал – работать ему в составе редакции советской левоэсеровской газеты «Зырянская жизнь» или же отправиться к белым в Архангельск, но, в итоге, всё же выбрал второй вариант. И после освобождения из тюрьмы подался в Северную область. Был объявлен в розыск ЧК: «Усть-Сысольским ЧК разыскиваются скрывшиеся Кононов В.Н., Попов В.Ф., Латкин С.О., Фролов А.С. Гражданам, знающим их  местожительство,  предписывается  немедленно  довести  до сведения  ближайших  Советов,  которые  должны  их  немедленно арестовать и под строгим конвоем представить в распоряжение Чрезвычайной Комиссии».

В 2014 году вышла книга сыктывкарской писательницы Елены Киселёвой[4] «На Вычегде красной» (написана в 2013 году)[5]. Вот как в ней описывается Латкин: «Этот человек ему нравился остроумием и веселым нравом. Была в его характере какая-то особая по-домашнему, хозяйственная расторопность. В серых глазах угадывался пытливый ум, а речь была чёткая и уверенная. Если видел в деле недостатки – тут же предлагал, как их можно устранить. Вот и складывалось впечатление, что этот сероглазый молодой мужчина уж точно знает свое дело и ему стоит доверять...», «ему было тридцать три года, не больше, русый, сероглазый молодой человек».

Чиновник особых поручений по земским и городским делам при Временном правительстве Северной области (май 1919 года). Работал в Мезенском уезде. В сентябре 1919 году получил права начальника[6] в местностях на Вычегде, освобождённых от советских войск, с целью восстановления там земских институтов власти (должность начальника Вологодской губернии). Прикреплён к Особому Вычегодскому добровольческому отряду капитана Орлова[7]. 29 октября от большевиков были освобождены Айкино и Шежам. В этих сёлах власть советов упразднялась, восстанавливались земские учреждениям и в них немедленно прошли выборы. В Айкино разместились оружейные ремонтные мастерские. 6 ноября освобождён Яренск,  где немедленно восстановлена власть уездной земской управы, избранной вместе с городской Думой на общегородском собрании. Возглавил её вологжанин Николай Васильевич Изюмов (1857 – 1919). Вышли приказы, по которым запрещались противоармейская агитация, незаконные собрания, хранение огнестрельного оружия. Разрешили свободную торговлю, возобновились торгово-закупочные операции, начался ремонт городской больницы, открылся лазарет. Земством была составлена смета на ремонт грунтовых дорог в уезде и строительство станционных зданий по Шежамо-Бутканскому тракту. 15 ноября освобождён Усть-Сысольск, где сразу же заработала уездная земская управа. Всё это происходило благодаря стараниям и трудам Степана Латкина, который лично выступал перед жителями освобождённых городов и проводил в жизнь свою политику. Активно распространялось воззвание генерала Миллера «К населению Вычегодского края», где было чётко сказано, что «только сам народ через своих выборных установит форму правления». Канцелярия губернатора разместилась в Усть-Сысольске, где тот немедленно приступил к работе по налаживанию мирной жизни на освобождённых территориях. На службу новой власти переходили практически все служащие советских учреждений, зачастую большевики, члены партии, однако они принимались Латкиным – ему были нужны специалисты

20 ноября Яренск захватывает красный отряд моряков под командованием И.А.Мякишева (через год он будет убит в этом городе). Изюмов и другие жители, сочувствовавшие белым и сотрудничавшие с ними, в том числе и священники, были расстреляны. 24 ноября Орлов сумел отбить Яренск обратно, но 28 ноября он героически погиб в бою под Леной и 29 ноября красные снова захватили Яренск. 2 декабря захвачены Гам, Айкино и Усть-Сысольск, 4 декабря – Усть-Вымь. Латкин сумел спастись, Усть-Сысольская уездная земская управа переместилась в Усть-Кулом. Степан Осипович занимался вопросами беженцев и продовольственного снабжения. С декабря 1919 года по январь 1920 года он возглавлял гражданскую администрацию на контролируемой белыми территории нынешней республики Коми. 5/18 января 1920 года Миллер пишет Латкину: «Братство ревнителей Веры Православной передало мне для вручения Вычегодским добровольцам образ Святителя Стефана Пермского. Спешу обрадовать Вас. При прибытии Вашем в Архангельск передам Вам образ для вручения Вычегодскому полку» (из остатков отряда Орлова был сформирован Особый Вычегодский полк, затем переименованный в 14-й Северный Вычегодский стрелковый полк). Латкин был человеком верующим, при нём в школах были восстановлены уроки Закона Божьего, а после гибели отряда Орлова он посетил Ульяновский монастырь и там заказал молебен по убиенным бойцам. В феврале 1920 года он был назначен начальником Архангельской губернии, но пробыл в этой должности недолго, вплоть до эвакуации. Награждён орденом Св.Владимира IV степени с мечами и бантом 7 февраля 1920 года. Произведён в подпоручики 9 февраля 1920 года (со старшинством 29.10.1919). В это же время прошла 5-я сессия губернского земского собрания. Земство Северо-Востока на нём представляли Латкин и член Временной Усть-Сысольской уездной управы А.И.Безсонов. 19 февраля 1920 года на ледоколе «Козьма Минин» отбыл за границу. Обосновался в Норвегии (на 29 апреля 1920 года находился в лагере Варнес), затем жил в Англии (Лондон, Шафтсбери авеню, 222). Летом 1925 года на пароходе прибыл в Ленинград, чтобы поселиться в СССР, куда он вернулся в качестве сельскохозяйственного специалиста. Оттуда поехал в Москву, а из Москвы – в Саратов, где учился его сын. Через год, в июне 1926 года, был арестован в Саратове по обвинению в организации белого движения в Коми, доставлен в Усть-Сысольск для следствия и суда. В середине декабря  1926 года его дело было передано в Москву и туда же был этапирован он сам. Приговорён Коллегией ОГПУ к расстрелу 18 апреля 1927 года.

Вдова[8], Софья Александровна Астраханцева[9] (1883 – ?), дочь богатого помещика, дворянина Симбирской губернии[10] Александра Александровича Астраханцева (1860 – после 1931) и его жены Александры Сократовны, урождённой Сумароковой, никогда не рассказывала о своём муже, поскольку это было довольно небезопасно. Сестра – Мария, в браке Большакова. Сын – Василий Степанович Латкин (1910 – 1952), скрывался от репрессий под фамилией Зальцберг (фамилия его жены Валентины Ивановны, урождённой Шевяховой, от первого брака). Был военным инженером, работал на территории Германии, занимался восстановлением разрушенных объектов. Застрелился. Похоронен под Норильском. В настоящее время, как сообщает муж правнучки Латкина Дмитрий Лянгузов, жива внучка Степана Осиповича, много внуков и правнуков. Они помнят о своём знаменитом предке.



[1] Вместо него был выдвинут Питирим  Сорокин.
[2] В первый раз он попал в тюрьму в феврале 1918 года за то, что отменил распоряжение советов о закрытии и опечатывании магазинов для инвентаризации. В июне вышел на свободу по амнистии. Через два дня снова арестован за то, что отчитал заведующего аптекой за самоуправство (уволил служащего без согласия Земской управы).
[3] В конце мая 1918 года Сорокин отправился в Великий Устюг, Вологду и Архангельск с целью поднять там антибольшевистское восстание. Вот что писал сам Сорокин позже: «...Район Устюг – Котлас был важен для успеха задуманного. Расположенный между Вологдой и Архангельском, в устье трёх рек – Вычегды, Сухоны и Двины – он был центром сосредоточения огромных запасов снаряжения для военных нужд. Будучи связующим звеном, между большевистской  Сибирью  и  европейской  частью  России, район этот и должен был сыграть важную роль в деле восстановления восточного  фронта против  немцев,  свержения  большевиков и возвращении власти Учредительному собранию».
[4] Под псевдонимом Е.В.Репинска.
[5] Репинска Е.В. На Вычегде красной. Роман. Сыктывкар: Издательство «ПОЛИГРАФ-СЕРВИС», 2014.
[6] И.В.Багриновский, начальник Архангельской губернии, 5 сентября 1919 года в приказе отметил, что Латкин «пользуется правами начальника губернии и ему подчиняются все чины ведомства внутренних дел».
[7] Идея создания отряда принадлежала именно Латкину. Вот что пишет Е.Репинска: «Бывший председатель Усть-Сысольской уездной земской управы Степан Осипович Латкин числился на хорошем счету у начальства. Он прекрасно справлялся со своими служебными обязанностями в Мезеньском уезде. Еще в прошлом году в докладной записке на имя управляющему внутренними делами Северного правительства Игнатьеву Латкин предлагал сформировать Особый Вычегодский добровольческий отряд. Он писал: «Появление такого отряда в Усть-Сысольске сразу решило бы, по-моему, участь всех Советов привычегодских уездов и, следовательно, значительно поколебало бы силу Котласа, да и этот отряд или освобожденное от Советов население перерезало бы путь партиям красноармейцев и большевиков из Котласа на Печору и в Мезеньский уезд»».
[8] В браке с 1909 года, жили с мужем и сыном в Верхотурье.
[9] Была подругой Ольги Львовны Керенской, урождённой Барановской (1884 – 1975), супруги (1904 – 1939) Александра Фёдоровича Керенского, чьим секретарём был, кстати, Питрим Сорокин. .
[10] Его отец был предводителем дворянства Симбирской губернии.

Вологда под игом большевизма. Орлов.

Одним из тех, кто сражался против большевизма на территории нашей губернии был капитан Орлов. В советских изданиях (например "На северном плацдарме" Малкова) он был назван "главарём белобандитов" и "бывшим жандармским ротмистром". На самом же деле всё было совсем не так.

Николай Петрович Орлов родился 4 декабря 1893 года в городе Гороховец Владимирской губернии (ныне - Владимирской области). Окончил Владимирскую гимназию, затем - Алексеевское военное пехотное училище в Москве (1914). Штабс-капитан, офицер 219-го Котельничского пехотного полка (командир - полковник Смердов) 2-й бригады 55-й пехотной дивизии. Летом 1916 года дивизия (командовал ею тогда генерал-майор Цейль) в составе 35-го армейского корпуса (генерал-лейтенант Парчевский) 4-й армии (генерал от инфантерии Рагоза) Западного фронта (генерал от инфантерии Эверт) принимала участие в боях под Барановичами. Вот что писал русский военный историк Керсновский: «55-я пехотная дивизия охраняла вначале побережье Финского залива. Затем она участвовала в Лодзинском сражении и в тяжелых боях на Равке. Дивизия показала себя очень посредственной, за исключением «молодых суворовцев» — 219-го пехотного Котельнического полка полковника Смердова. Котельнический полк был развернут из суворовского Фанагорийского. Городишко Котельнич Вятской губернии не имел никогда никакого отношения ни к Суворову, ни к фанагорийцам и ничего не говорил сердцу. Тогда полковник Смердов скрыл от людей безобразное наименование полка, заявив им, что полк называется «Молодым Суворовским». Прибывавших запасных полковник Смердов не ранжировал, а направлял в роты группами, по мере прибытия, благодаря чему односельчане попадали в одну роту, и этим сразу создавалась спайка. Наконец, от фанагорийцев был взят старый комплект музыкальных инструментов, и в полку образована внештатная музыкантская команда. По дороге на фронт солдатам было объяснено — кратко и толково — за что они сражаются. В дальнейшем у 55-й дивизии — отступление в составе XXXV корпуса, виленские бои, Нарочь и Скробово». Наш герой за отличие в годы Первой мировой получил от императора Николая II именные золотые часы.

В августе 1918 года принял участие в восстании в Архангельске. На службе в войсках Северного фронта:
командир 1-й роты 1-го Русского экспедиционного отряда особого назначения, служил в 1-м Отдельном батальоне Северной области, с 13 января 1919 года в составе 2-го Отдельного батальона Северной области. 24 марта 1919 года произведён в капитаны (со старшинством 17.03.1919). «Одна рота и батарея почти сплошь офицерского состава под командой капитана Орлова и Дилакторского были посланы на Двинское направление. Там они с французской ротой и польским отрядом разбили красных и дошли до Нижней Тотьмы...». В августе (1 сентября) 1919 года назначается командиром Особого Вычегодского добровольческого отряда (первоначально - роты). О действиях отряда прочитать можно здесь. Получил прозвище "башибузук" - за свою отчаянную храбрость. Произведённый за боевые отличия в подполковники 24 ноября 1919 года (со старшинством 29.10.1919), Николай Орлов погиб в бою под селом Лена 28 ноября 1919 года (исключён из списков как убитый в бою 26 декабря 1919 года). Отряд попал в засаду в ходе ночного боя, подполковник был ранен, но после перевязки не оставил своих бойцов, а повёл их в атаку и пал как герой. Жена - Александра Плашкина (женился на ней незадолго до выхода в путь, она сопровождала его в походе).

"
Руководя Особым Вычегодским добровольческим отрядом, подполковник Орлов продемонстрировал нам роль и значение личности в истории. Заменить его на этом посту и продолжить начатое им победное шествие по краю никому из соратников не удалось. -Подобные лидеры встречаются редко, их надо беречь и поддерживать во всем, учиться у них, исследовать алгоритмы действий, рассматривать как образец для примера, для подражания. Сила и успехи Николая Петровича Орлова обуславливались не только его храбростью и решимостью, грамотной тактикой боя, отлаженной логистикой и продуманной организацией группировки, но и отношением к народу и к чаяниям людей на освобождаемых территориях, к народовластию, к справедливости и в итоге - ответной поддержкой населения и переходом красноармейцев на его сторону. В результате орловцы побеждали и двигались вперед, несмотря на превосходство большевиков в количестве личного состава и вооружений".

Перечислим известные нам имена тех, кто сражался с красными и принимал участие в восстановлении нормальной жизни на освобождённых от них территориях:

Collapse )
Вечная память героям!
В 2014 году вышла книга сыктывкарской писательницы Елены Киселёвой "На Вычегде красной" (написана в 2013 году), в которой показаны с положительной стороны Степан Латкин, Евгений Миллер и Николай Орлов («невысокий, худощавый, низколобый, черноглазый»).  

Александр Мазин. Золото старых богов.

На днях купил и прочитал 9-ю книгу варяжского цикла Александра Мазина (я о нём писал) – «Золото старых богов».

Книга увлекательная, интересная, держит в напряжении. Вообще главная проблема длинных литературных циклов – то, что автор, в конце концов, банально исписывается. С Мазиным, как мы видим, этого не произошло. Почему же? Давайте взглянем на сам этот цикл.

Варяжскую серию можно условно разбить на несколько частей.

Первая – становление как воина и одного из вождей Древней Руси попаданца Серегея Духарева. Это первые четыре книги, в которых он – главный герой. Четвёртая заканчивается моментом довольно острым – не ясно, убит герой или не убит. Тут, вроде бы, серии и конец, тем более, что Мазин ещё не хотел писать про Владимира. Но, в итоге, решился.

Вторая часть – это уже в жанре исторического романа, где Серегей отходит на второй план и главным героем становится его второй сын Славка (Богуслав). Хотя, всё же, я бы сказал, что в этих трёх книгах серии главный герой ещё и князь Владимир. Собственно, в этой трилогии, составной части серии, два сюжета – взросление и возмужание Славки и восхождение князя Владимира к власти, укрепление его позиций, а затем и крещение в истинную веру.  Книги сопровождаются вступлениями и комментариями историографического характера. Мазин подошёл к работе над ними довольно ответственно, и если где-то ему пришлось отойти от реальности или от общепринятого взгляда, он непременно даёт пояснение. У современных авторов такое встретишь редко.

Третья – это рассказ уже о третьем сыне Серегея – Илье-Годуне, который вообще уже не связан с нашим миром и является абсолютным уроженцем мира Древней Руси. Если Славка – сын попаданца, то Илья – это усыновлённый Серегеем мальчик, рождённый в то время и тамошними людьми. В качестве основы, Мазин берёт былины об Илье Муромце и фактически его подвиги совершает Илья-Годун Серегеич Духарев. Восьмая и девятая книги цикла – про него, про этого мальчика из Х века, ставшего мужем.

От этого смещения внимания с одной персоны на другую, с одного героя на другого, при сохранении былых, у автора получается вполне неплохая литературная серия, которую реально интересно читать. Честно, можно отметить, что романы становятся серьёзнее, опять же, автор занимается работой с источниками и старается воссоздать тот мир, при этом, конечно, не забывая про литературный вымысел и про литературный язык. Пожалуй, именно данный цикл и оставит имя Мазина в истории. Других романов его (кроме серии о Риме) я не читал, но, думаю, что именно варяжский цикл способен обеспечить его автору славу и память. После прочтения книг Мазина про Русь начинаешь испытывать гордость, любовь к русской истории. Потому что там сильные русские, которые побеждают врагов, которые держатся вместе и показывают всем, что с ними надо считаться.

Кстати, если на протяжении большей части цикла врагами русов были копчёные (печенеги) и ромеи, то в новых книгах серии (начиная с «Княжьей Руси») главными врагами становятся лехиты (пояснять не надо?). В книгах идут длинные пояснения о геополитике того времени, необходимые для пояснения ситуации в мире, где живёт Серегей Духарев. Т.о. романы часто могут нести и просветительскую функцию. Вообще же цикл можно охарактеризовать как рассказ о первых годах русской истории, о становлении русского государства через призму истории семьи Духаревых. По сути, это такой эпос (тем более, что для новых книг автор прибегает к реальному эпосу того времени - русским былинам), где описывается то, как русская держава вставала на ноги и начинала укрепляться, расширяться.

Нельзя не отметить также и такого важного факта, как то, что главные герои серии - православные христиане, которые не изменяют своей вере и борются с язычниками, хотя. порою, они ещё живут в языческом сознании, у них ещё двойное мышление. Славка и Илья любят перуновы игрища, потому что там весело и там все братья и друзья. Это можно объяснить только их молодостью и тем, что там друзья, собратья по оружию. Впрочем. автор не считает поголовно всех язычников плохими - яркие образы Рёреха и Святослава показывают нам, что и язычник может быть хорошим человеком, но всё же только христианство способно принести спасение. Отказ от старых культов и принятие новой веры тяжело переживают некоторые герои, например, жена Богуслава, Лучинка-Евпраксия, отрекшаяся от бесовской Мокоши и сильно страдающая от этого, поскольку этот культ исповедовали её предки и ей трудно принять новую веру. Но со временем всё налаживается и христианство становится неотъемлемой частью русской истории и русской культуры. И юный Илья-Годун чувствует. что Христос помогает ему победить и одолеть врагов, он решает ряд мучивших его вопросов.

Собственно, о самом девятом романе этой ноналогии (которая, впрочем, таковой является временно и вскоре непременно станет декалогией). Как сказано выше, главный герой – Илья-Годун Духарев, младший, приёмный сын Серегея Духарева, объединяющего собой все девять романов. Излечившийся после паралича ног (последствие ранения) и ставший сильным крепким воином, он изловил Соловья-разбойника и теперь является гриднем князя Владимира. Жизнь удалась. Но ему приходится вступить в бой со старыми богами славян – точнее, бесами. Действие романа происходит на территории современной Польши. В романе впервые появляется польский князь (будущий король) Болеслав Храбрый, сын князя Мешко, который вместе с отцом доселе только упоминался в разговорах героев. Он – очень важный персонаж в истории Польши, а также и нашей страны. Википедия даёт такую его характеристику:

«Современники, даже противники, единогласно характеризуют Болеслава как умного, хитрого и искушённого политика. Русский летописец говорит, что Болеслав «бяше смысленъ», очень не любивший его Титмар Мерзебургский подчёркивает «лисью изворотливость» польского князя. В молодости Болеслав прославился доблестью в сражениях и получил прозвище Храброго; смелость и выдержка не изменила ему и в поздние годы, когда он, будучи очень тучен, уже не мог седлать коня и лично вести войска в бой. Начала польской государственности, заложенные при Болеславе, пережили временную анархию после его смерти и оказались долговечными».

Болеслав явно будет героем и последующих книг цикла, это его первое появление. Оно играет весьма важную роль в сюжете и от него зависит судьба главного героя. Но не буду подробно рассказывать, читайте эту книгу сами, она стоит того.

А знаете ли вы, что...

1. Прадедом Артёма и Богуслава Духаревых, согласно романам цикла, был болгарский царь Симеон Великий. Внучкой этого знаменитого правителя была их мать - Сладислава Радовна Скопельская, рождённая от брака бояярина Рада из Скопле с дочерью царя.
2. Потомком Сергея Духарева, согласно циклу, является знаменитый полоцкий князь и великий князь киевский Всеслав Вещий (Всеслав Чародей). Его дедом был Изяслав, сын Рогнеды Роговолдовны Полоцкой от связи с Богуславом Духаревым.

Карл I. Святой монарх из рода Габсбургов.

В начале ХХ века несколько монархов лишилось своих тронов (впрочем, сказать несколько – это не совсем верно, поскольку тронов лишились все монархи германских королевств и герцогств). Из них двое позже стали святыми – русский император Николай II (вместе с семьёй и слугами был убит 17 июля 1918 года в Екатеринбурге; в этот же день в Алапаевске убиты содержащиеся там члены семьи Романовых) и австрийский император Карл I, о котором мы и поговорим.

Карл происходил из влиятельной европейской правящей династии – Габсбургов, которая именовалась Габсбург-Лотарингской (это уточнение важно для нашего дальнейшего рассказа) – это пошло от брака последней из рода Габсбургов Марии Терезии и лотарингского герцога Франца Стефана, избранного императором Священной Римской империи. От этого союза и пошли все дальнейшие Габсбурги, занимавшие трон до 1918 года.

Collapse )

История знает немало монархов, которые стали святыми – Людовик IX Святой, Эдуард Мученик и Эдуард Исповедник, Стефан Венгерский (Святой Иштван), Владимир Святой (Владимир Креститель), Ярослав Мудрый, Владимир Мономах, Андрей Боголюбский, Александр Невский, Димитрий Донской, Феодор Иоаннович, Олаф II Святой, Стефан III Великий, Кнуд IV Святой и другие. В один ряд с ними, правителями времён Средневековья, встают и два святых монарха, живших и закончивших свою земную жизнь в ХХ веке – Николай II и Карл I, православный и католический святые.





[1] Позже женился на принцессе из рода Гогенлоэ и имел двух сыновей – Фердинанда (1918 – 2004) и Генриха (1925 – 2014), а от них 4 внуков и 3 внучек. Умер в 1952 году в Ницце.
[2] О причинах того, почему он решился на эту попытку, Карл сказал: «Я исполнил мой долг, так как пришёл сюда. Как коронованный Король, я не только имею право, но также имею и долг. Я должен защищать право, достоинство и честь Короны... Для меня это не что-то незначительное. С последним вздохом моей жизни я должен идти по пути долга. О чём бы я не сожалел, Господь Наш и Спаситель привёл меня сюда».
[3] Во время болезни он говорил – «Я должен переносить страдания для того, чтобы мой народ собрался снова вместе».
[4] Также отмечают, что, наблюдая распятие, которое держала Цита в руках, он сказал: «Я не могу больше… Да будет воля Твоя… Да… Да… Как ты хочешь этого… Иисус!»

Александр Мазин. Варяг (серия романов).


Начну свой пост с небольшого мемуара. Десять лет назад, будучи студентом первого курса истфака, я случайно нашёл в библиотеке имени Тендрякова (ныне приказавшей долго жить) книгу Александра Мазина «Князь» - как оказалось. Историческое фэнтези про попаданца. Действие происходило в Х-м веке на Руси, в годы правления князя Святослава. Написанная ярко, интересно и живо, хорошим разговорным языком книга мне сразу понравилась и стала у меня любимой (позже я приобрёл себе её в библиотеку – в том самом издании и виде, в каком она мне впервые попалась, с той же обложкой). Потом в книжном купил «Место для битвы», а «Варяга» прочёл в электронном виде. И после этого уже совершенно подсел на данную серию, к тому же прочитал и другую – про Древний Рим.

Collapse )
Я пишу эти строки через несколько дней после того, как в Москве, на Боровицкой площади, у стен Кремля, был открыт памятник князю Владимиру, вокруг которого велись ожесточённые споры. А чуть раньше буквально волну ярости и русофобской ненависти вызвало открытие первого в России памятника Ивану IV Грозному. Идут ожесточённые споры о роли и личности Николая II. Русские люди интересуются собственной историей, под влиянием русской Весны у нас проснулась наша историческая память и мы чувствуем, что нужно защитить нашу собственную историю от наших врагов. И романы Мазина, в которых русские люди побеждают ворогов и строят своё государство – очень важные для национального воспитания вещи. Поэтому я считаю, что их непременно стоит читать юношеству, поскольку они воспитывают любовь к своему народу, к своей стране и своей истории. А сейчас это очень и очень важно. И не только сейчас. Всегда.
Так ведётся испокон – не сдавайся зверю,
Колокольный слыша звон, Богу помолясь.
За землю родную, за святую веру
Собирал дружину Володимир-князь.
За землю родную, за святую веру
Собирал дружину Володимир-князь.

В наших жилах та же кровь, что у дедов наших,
И всё так же в отчий кров метит ворон глаз.
За землю родную, не на жизнь, а насмерть
Воевал с врагами Володимир-князь.
За землю родную, не на жизнь, а насмерть
Воевал с врагами Володимир-князь.

Размышления о топонимике, истории и святых

***
Вчера и сегодня смотрел карты Белозерска и Череповца и увидел там просто лютый бздец - названия улиц часто звучали примерно как улица Чикатило, проспект Гитлера, переулок Пичушкина, бульвар Шамиля Басаева или площадь Гюльчехры.
До сих пор рядом с именами достойных людей можно видеть имена международных преступников и кровавых палачей. Все эти либкнехты-свердловы-люксембурги-урицкие и прочая мерзость буквально раздражают.

Что интересно - в Вытегре есть улица кровавой твари Урицкого и улица эта находится. мягко скажем, в весьма непрезентабельном виде. Энергетика, видимо, влияет. Поэтому улицу надо отремонтировать и назвать её законным именем или именем какого-то действительно достойного человека, ну, например, капитана-дроздовца Раевского (уроженец Вытегры).

***
Судя по тому. как толпа агрессивно набросилась на Поклонскую, я вижу, что она права и что она действительно замечательная женщина.

Впрочем. что ей какие-то там обзывальщики и прочие? все знают, что в своё время матёрые бандюки её избили, когда она вела дело по какой-то местной крупной банде - но она не сдалась. Это просто удивительная женщина, храбрая и смелая. Она же не побоялась занять должность крымского прокурора и стала одним из символов Русской Весны.

То, что она ревностно защищает память Николая Второго, возвращая его нам. русским людям как замечательного деятеля русской истории - всё это достойно уважения.

Я ей восхищаюсь, она просто молодец.

***
Интересный факт.
Вдоль кремлёвской стены стоят три статуи работы одного скульптора.
Но не это самое впечатляющее.
Все трое - святые.
Гермоген - Александр - Владимир.
Такая мощная защита Кремля.

***
Я и прежде всегда верил, что святые могут изгонять бесов и доставлять им невыносимые страдания. А теперь я убедился в этом уже на практике.
Святой Николай и Святой Владимир действуют на бесов с оглушительной силой - визг стоит страшный.

***

Сразу же разного рода товарищи начали писать посты типа "а мне сразу эта Поклонская не понравилась", "я всегда знал. она творила беззаконие в Крыму", "она за антинародные законы будет, стопудофф, голосовать" и всякое прочее.

Не удивлюсь, если среди этих товарищей были те, кто в 2014-м году восклицали "Какая она молодец!", "Какая храбрая!" и прочее.

Но стоило ей сказать о своих симпатиях к Государю - и пошло-поехало. Сразу посыпались разного рода обвинения и т.д.

В общем, Наталья Владимировна всё делает правильно.